Владиміръ Высоцкій. Прерванный полетъ.

Я бодрствую, но вѣщій сонъ мнѣ снится...

Я бодрствую, но вѣщій сонъ мнѣ снится.
Пилюли пью надѣюсь, что усну.
Не привыкать глотать мнѣ горькую слюну
Организациіи, инстанціи и лица
Мнѣ объявили явную войну
За то, что я нарушилъ тишину,
За то, что я хриплю на всю страну,
Чтобъ доказать я въ колесѣ не спица,
За то, что мнѣ неймется и не спится,
За то, что часто крутитъ заграница
То, что я пѣлъ когда-то въ старину,
Считая своимъ долгомъ извиниться:
«Мы сами, безъ согласья...» Ну и ну!
За что еще? Быть можетъ, за жену
Что, молъ, не могъ на нашей подданной жениться,
Что, молъ, упрямо лѣзу въ капстрану
И очень не хочу идти ко дну,
Что пѣсню написалъ, и не одну,
Про то, какъ мы когда-то били фрица,
Про рядового, что на дзотъ вали́тся,
А самъ ни сномъ ни духомъ про войну.
Кричатъ, что я у нихъ укралъ луну
И что нибудь еще украсть не премину.
И небылицу догоняетъ небылица.
Не спится мнѣ... Ну, какъ же мнѣ не спиться?!
Нѣтъ! Не сопьюсь! Я руку протяну
И завѣщаніе крестомъ перечеркну,
И самъ я не забуду осѣниться,
И пѣсню напишу, и не одну,
И въ пѣснѣ я кого-то прокляну,
Но въ пояс не забуду поклониться
Всѣмъ тѣмъ, кто написалъ, чтобъ я не смѣлъ ложиться!
Пусть чаша горькая я ихъ не обману.

1973 г.

Главная страница.