Владиміръ Высоцкій. Дорожная исторія.

Дорожная исторія.

Я вышелъ ростомъ и лицомъ—
Спасибо матери съ отцомъ.

Съ людьми въ ладу былъ, и долги всегда прощалъ.

Спины не гнулъ—прямымъ ходилъ,
И въ усъ не дулъ, и жилъ какъ жилъ,

И головѣ своей руками помогалъ.

Былъ въ лагеряхъ и вотъ домой
Пришелъ съ годами за спиной,

Висятъ года на мнѣ—ни бросить, ни продать.

Но на начальника попалъ,
Который бойко вербовалъ,

И за Уралъ машины сталъ перегонять.

Дорога, а въ дорогѣ—«Мазъ»,
Который по уши увязъ.

Въ кабинѣ—тьма, напарникъ третій часъ молчитъ.

Хоть бы кричалъ, ажъ зло беретъ:
Назадъ—пятьсотъ, впередъ—пятьсотъ,—

А онъ зубами «танецъ съ саблями» стучитъ.

Мы оба знали про маршрутъ,
Что этотъ «Мазъ» на стройкѣ ждутъ,

А наше дѣло—сѣсть, поѣхать. Ночь, полно́чь...

И надо жъ такъ!—Подъ Новый годъ!—
Назадъ—пятьсотъ, впередъ—пятьсотъ!

Сигналимъ зря—пурга, и некому помочь.

«Глуши моторъ,—онъ говоритъ,—
Пусть этотъ „Мазъ“ огнемъ горитъ!»

Молъ, видишь самъ—здѣсь больше нечего ловить.

Куда ни глянь, вездѣ пятьсотъ,
И къ ночи точно занесетъ,

Такъ заровняетъ, что не надо хоронить!

Я отвѣчаю: «Не канючь!»
А онъ хватается за ключъ

И волкомъ смотритъ, онъ вообще бываетъ крутъ.

И понялъ я—кругомъ пятьсотъ,
И кто кого переживетъ,

Тотъ и докажетъ, кто былъ правъ, когда припрутъ.

Онъ былъ мнѣ больше чѣмъ родня—
Онъ ѣлъ съ ладони у меня,

А тутъ глядитъ въ глаза—и холодно спинѣ.

Вѣдь если масть ему попретъ—
Никто уже не вспомянетъ,—

Пускай безъ словъ—кто я ему и кто онъ мнѣ.

Но онъ ушелъ куда-то вбокъ.
Я отпустилъ, а самъ прилегъ,

Мнѣ снился сонъ про нашъ веселый наворотъ:

Что будто вновь кругомъ пятьсотъ,
Ищу я выходъ из воротъ,

Но нѣтъ его, есть только входъ, и то—не тотъ.

Конецъ простой: пришелъ тягачъ,
И тамъ былъ тросъ, и тамъ былъ врачъ,

И «Мазъ» попалъ куда положено ему.

И онъ пришелъ—трясется весь...
А тамъ—опять далекій рейсъ,—

Я зла не помню—я опять его возьму.

1972 г.

Главная страница.