Владиміръ Высоцкій. Баллада о борьбѣ.

Пѣсня конченаго человѣка.

Истома ящерицей ползаетъ въ костяхъ,
И сердце съ трезвой головой не на ножахъ,
И не захватываетъ духъ на скоростяхъ,
Не холодѣет кровь на виражахъ.

И не прихватываетъ горло отъ любви,
И нервы больше не внатяжку, хочешь рви,
Провисли нервы, какъ веревки отъ бѣлья,
Не важно, кто одержитъ верхъ, онъ или я.

Я въ сѣдлѣ,


просто выбить меня

Только не,


только ни у меня.

Не пью воды чтобъ стыли зубы ключевой
И никого и ничего не тороплю.
Мой лукъ валяется со сгнившей тетивой,
Всѣ стрѣлы сломаны я ими печь топлю.

Не напрягаюсь и не рвусь, а какъ-то такъ...
Не вдохновляетъ даже самый фактъ атакъ.
Сорвиголовъ не принимаю и корю,
Про тѣхъ, кто въ омутъ головой, не говорю.

Я въ сѣдлѣ,


просто выбить меня

Только не,


только ни у меня.

И не хочу ни выяснять, ни измѣнять
И ни вязать и ни развязывать узлы.
Углы тупые можно и не огибать,
Вѣдь послѣ острыхъ это не углы.

Свободный ли, тугой ли поясъ мнѣ-то что̀!
Я пули въ лобъ не удостоюсь не за что̀.
Я весь прозрачный, какъ оконное стекло,
И непримѣтный, какъ льняное полотно.

Я въ сѣдлѣ,


просто выбить меня

Только не,


только ни у меня.

Не ноютъ раны, да и шрамы не болятъ,
Лежатъ на ранахъ бѣлоснѣжные бинты.
И не волнуютъ, не свербятъ, не теребятъ
Ни мысли, ни вопросы, ни мечты.

Любая нѣжность душу не разбередитъ,
Не убѣдитъ никто и не разубѣдитъ.
А такъ какъ чужды всякой всячинѣ мозги,
То ни предчувствія не жмутъ, ни сапоги.

Я въ сѣдлѣ,


просто выбить меня

Только не,


только ни у меня.

Ни философскій камень больше не ищу,
Ни корень жизни, вѣдь нашли уже женьшень.
Не вдохновляюсь, не стремлюсь, не трепещу
И не надѣюсь поразить мишень.

Усталъ бороться съ притяженіемъ земли
Лежу, такъ больше разстоянье до петли.
И сердце дергается словно не во мнѣ,
Пора туда, гдѣ только ни и только не.

Я въ сѣдлѣ,


просто выбить меня

Только не,


только ни у меня.

1971 г.

Главная страница.