Стихи и пѣсни Владиміра Высоцкаго. Служеніе стихіямъ.

Примѣчаніе къ пѣснѣ «Спасите наши души!»

Сія пѣсня перекликается съ матросскою пѣснею «Субмарина», на которую есть видѣоклипъ о трагедіи «Курска»:

Субмарина легла на дно
И застыла въ недвижимой позѣ...
Много лѣтъ съ той поры прошло,
Ужъ никто о тебѣ не спроситъ.

Для своихъ — на штабномъ листкѣ
Да въ скупой, безпощадной сводкѣ
Было нѣсколько словъ о тебѣ:
«Не вернулись такія-то лодки...»

А въ глубинахъ ночной тишины
Въ чревѣ гибнущей субмарины
На листкѣ изъ блокнота ты
Что-то пишешь своей любимой.

«Нѣтъ, родная, уже не всплыть,
«И спасти тоже насъ не сумѣютъ.
«Не успѣлъ я тебя долюбить,
«Лишь объ этомъ сейчасъ жалѣю...

«Нашихъ встрѣчъ помню всѣ часы.
«За разлукой — вновь счастье встрѣчи,
«А во время разлуки ты
«Маякомъ въ океанѣ свѣтишь...»

Субмарина легла на дно
И всѣ звуки внутри ея смолкли...
Много лѣтъ съ той поры прошло,
Но должны мы объ этомъ помнить!
Много лѣтъ съ той поры прошло,
Но должны мы объ этомъ помнить!

И если говорить о «Курскѣ», то нужно вспомнить одноименную пѣсню ветерана подводнаго флота Станислава Слуцкера, посвященную экипажу лод­ки (при­во­дится ва­ріантъ):

Соленый вѣтеръ даетъ разбѣгъ крутой волнѣ,
Подлодка въ морѣ на перископной глубинѣ,
Ревунъ тревоги, успѣшно выполненный пускъ,
Взятъ курсъ на базу, гдѣ ждутъ подводный крейсеръ «Курскъ».

Укрыли солнце сѣдыя космы облаковъ,
Шторма качаютъ не первый мѣсяцъ моряковъ,
Винты молотятъ, морскія мили за кормой,
Какая участь имъ уготовлена судьбой?

А море Баренцево бьетъ волною въ скалы,
Шторма и шквалы здѣсь въ любое время года...
Поднимемъ третій тостъ и осушимъ бокалы

За тѣхъ, кто не вернулся изъ похода.

А рокъ коваренъ, онъ затаился и затихъ
Въ оцѣпенѣньи. Въ отсѣкахъ слышенъ первый взрывъ.
Всѣ носовые водой холодной отсѣкло,
Кто въ нихъ остался, лишь имъ однимъ и повезло.

Въ кормѣ кто выжилъ, имъ только бъ воздуха глотокъ,
Смерть отъ удушья вещь очень страшная, братокъ.
Разсвѣтъ багряный крестомъ надъ сопками взошелъ,
Подводный крейсеръ домой къ причалу не пришелъ.

А море Баренцево бьетъ волною въ скалы,
Шторма и шквалы здѣсь въ любое время года...
Поднимемъ третій тостъ и осушимъ бокалы

За тѣхъ, кто не вернулся изъ похода.

Чины большіе роднымъ и близкимъ сладко лгутъ,
Слова пустыя братишекъ къ жизни не вернутъ.
Бѣду Россіи они взвалили на себя,
Ихъ душъ обитель отнынѣ чрево корабля...

За флотъ обидно, а за державу, братъ, вдвойнѣ, —
Слѣпому видно, какая власть у насъ въ странѣ.
Шакаловъ стая въ чертогѣ царскомъ ѣстъ и пьетъ,
Забыли, твари, они и думать про народъ!

А море Баренцево скорбное, какъ скалы,
Какъ ночь полярная, что тянется полгода...
Хоть и не вѣрятъ въ то Кремлевскіе шакалы,

Они однажды встанутъ передъ Богомъ!

Хоть и не вѣрятъ въ то Кремлевскіе шакалы,

Они однажды встанутъ передъ Богомъ!

Судя по проводимой государственною властію внутренней политикѣ, ея отношеніе къ народу со времени написанія сей пѣсни не измѣнилось.

Станиславъ Слуцкеръ также написалъ пѣсню «Стальные парни», она посвящена экипажу подводной лодки «Буки-825» (приводится варіантъ):

Мы третій мѣсяцъ буравимъ море,
Усталость грузомъ лежитъ на вѣкахъ.
Но у ребятъ здѣсь стальная воля —
Стальные парни въ стальныхъ отсѣкахъ.

На подзарядки всплываемъ ночью,
И то на время сеансовъ связи
Для передачи тире и точекъ —
Координатъ, что ждутъ на базѣ.
Для передачи тире и точекъ —
Координатъ, что ждутъ на базѣ.

Съ разсвѣтомъ снова идемъ въ пучину,
Набравъ въ цистерны запасъ балласта.
Нѣтъ службы тяжче, се есть причина
Ребятъ причислить къ особой кастѣ.

Съ любымъ изъ штатскихъ готовъ поспорить —
Для нихъ смыслъ жизни отнюдь не въ чекахъ!
Куютъ характеръ и силу воли
Стальные парни въ стальныхъ отсѣкахъ.
Куютъ характеръ и силу воли
Стальные парни въ стальныхъ отсѣкахъ.

Пусть «Оріоны» надъ ними кружатъ,
И досаждаютъ подлодки Н.А.Т.О.,
Родной отчизнѣ ребята служатъ,
Какъ патріоты и какъ солдаты.

Забытъ не будетъ ихъ подвигъ ратный,
И пусть усталость лежитъ на вѣкахъ,
Въ подводномъ флотѣ стальные парни
Стоятъ на вахтахъ въ стальныхъ отсѣкахъ!
Въ подводномъ флотѣ стальные парни
Стоятъ на вахтахъ въ стальныхъ отсѣкахъ!

Другою близкою по духу пѣснею является написанная Алеѯандромъ Городницкимъ «Пѣсня подводниковъ» (приводится варіантъ):

Зачѣмъ намъ жены, зачѣмъ намъ дѣти?
Земныя радости не для насъ.
Все, чѣмъ живемъ мы на этомъ свѣтѣ —
Немного воздуха, и — приказъ!

Уходимъ въ море служить народу,
Не видно только вокругъ людей...
Уходитъ лодка, уходитъ, уходитъ, —
Ищи ее неизвѣстно гдѣ.
Уходитъ лодка, уходитъ, уходитъ, —
Ищи ее неизвѣстно гдѣ.

Здѣсь толстымъ плохо, здѣсь тощимъ проще,
Здѣсь и зимою стоитъ жара.
Здѣсь нѣту поля и нѣту рощи,
Здѣсь нѣту вечера, ни утра.

Ну кто тамъ хочетъ спасать природу,
И дѣтскій смѣхъ, и весенній день?..
Уходитъ лодка, уходитъ, уходитъ, —
Ищи ее неизвѣстно гдѣ.
Уходитъ лодка, уходитъ, уходитъ, —
Ищи ее неизвѣстно гдѣ.

Въ одну одежду мы всѣ одѣты,
Подлодку домомъ считаемъ мы.
Мы управляемы какъ ракеты,
И какъ ракеты устремлены.

Одну на всѣхъ намъ дѣлить невзгоду,
Одинъ рапортъ намъ писать судьбѣ...
Уходитъ лодка, уходитъ, уходитъ, —
Ищи ее неизвѣстно гдѣ.
Уходитъ лодка, уходитъ, уходитъ, —
Ищи ее неизвѣстно гдѣ.

Зачѣмъ намъ жены, зачѣмъ намъ дѣти?
Земныя радости не для насъ.
Все, чѣмъ живемъ мы на этомъ свѣтѣ —
Немного воздуха, и — приказъ!

Уходимъ въ море служить народу,
Не видно только вокругъ людей...
Уходитъ лодка, уходитъ, уходитъ, —
Ищи ее неизвѣстно гдѣ.
Уходитъ лодка, уходитъ, уходитъ, —
Ищи ее неизвѣстно гдѣ.

Еще одна пѣсня о подводникахъ — это «Красотка» Алеѯандра Жарова (приводится варіантъ):

Гуляетъ красотка-подводная лодка
По сѣверной бурной, холодной водѣ.
Страну охраняетъ — въ глубины ныряетъ,

Врага караулитъ вездѣ.

Военные годы, суровыя воды,
Гдѣ вражьи таились въ портахъ корабли.
Туда насъ не звали, огнемъ насъ встрѣчали,

Но мы побывать тамъ смогли.

Умѣло и ловко воюетъ плутовка,
Отважна хозяйка морской глубины.
Недаромъ въ почетѣ въ прославленномъ флотѣ

Подводной стихіи сыны.

Гуляетъ красотка-подводная лодка
По сѣверной бурной, холодной водѣ.
Страну охраняетъ — въ глубины ныряетъ,

Врага караулитъ вездѣ.

Страну охраняетъ — въ глубины ныряетъ,

Врага караулитъ вездѣ.

Другую хорошую пѣсню написалъ Сергѣй Гребенниковъ, она называется «Усталая подлодка» (приводится варіантъ):

Лодка дикимъ давленіемъ сжата.
Данъ приказъ: «Дифферентъ на корму.»
Это значитъ, что скоро ребята
Въ перископы увидятъ волну.
Въ перископы увидятъ волну.

На пирсѣ тихо въ часъ ночной,
Но слышишь голосъ ты родной,
Когда усталая подлодка
Изъ глубины идетъ домой.
Когда усталая подлодка
Изъ глубины идетъ домой.

Хорошо изъ далекаго моря,
Возвращаться къ роднымъ берегамъ —
Къ нашимъ тихимъ и ласковымъ зорямъ,
Къ нашимъ вѣчнымъ полярнымъ снѣгамъ.
Къ нашимъ вѣчнымъ полярнымъ снѣгамъ.

На пирсѣ тихо въ часъ ночной,
Но слышишь голосъ ты родной,
Когда усталая подлодка
Изъ глубины идетъ домой.
Когда усталая подлодка
Изъ глубины идетъ домой.

Нѣтъ въ тебѣ, дорогая, сомнѣнья,
Но я долженъ отъ дома вдали
Измѣрять глубиной погруженья
Глубину твоей чистой любви.
Глубину твоей чистой любви.

На пирсѣ тихо въ часъ ночной,
Но слышишь голосъ ты родной,
Когда усталая подлодка
Изъ глубины идетъ домой.
Когда усталая подлодка
Изъ глубины идетъ домой.

На пирсѣ тихо въ часъ ночной,
Но слышишь голосъ ты родной,
Когда усталая подлодка
Изъ глубины идетъ домой.
Когда усталая подлодка
Изъ глубины идетъ домой.

Юрій Визборъ тоже написалъ неплохую пѣсню о подводникахъ (приводится варіантъ):

Задраены верхніе люки,
Въ цистернахъ — балласта запасъ.
Акустики слушаютъ звуки,
И пьются бокалы за насъ.

Прощайте, красотки!
Прощай, небосводъ!
Подводная лодка
Уходитъ подъ ледъ.
Подводная лодка —
Морская гроза,
Подъ черной пилоткой —
Стальные глаза.

Подъ грустную музыку Верди
Компасы даютъ перебой,
Голодные ходятъ медвѣди
У штурмана надъ головой.

Прощайте, красотки!
Прощай, небосводъ!
Подводная лодка
Уходитъ подъ ледъ.
Подводная лодка —
Морская гроза,
Подъ черной пилоткой —
Стальные глаза.

По элементарной причинѣ
Намъ дѣвушки всѣ хороши:
Выходятъ на полюсъ мужчины,
А тамъ нѣтъ вообще ни души!

Прощайте, красотки!
Прощай, небосводъ!
Подводная лодка
Уходитъ подъ ледъ.
Подводная лодка —
Морская гроза,
Подъ черной пилоткой —
Стальные глаза.

Прощайте, красотки!
Прощай, небосводъ!
Подводная лодка
Уходитъ подъ ледъ.
Подводная лодка —
Морская гроза,
Подъ черной пилоткой —
Стальные глаза.

Прощайте, красотки!
Прощай, небосводъ!
Подводная лодка
Уходитъ подъ ледъ.
Подводная лодка —
Морская гроза,
Подъ черной пилоткой —
Стальные глаза.

Пѣсня написана для фильма «Особое мнѣніе» (1967 г.), исполнялась въ спектаклѣ Ѳеатра на Таганкѣ «Домъ на набережной».

Представленный текстъ отличается отъ оригинальнаго.

Главная страница.