Владиміръ Высоцкій. Городской романсъ.

ДВА РОМАНСА.

I. Она была чиста, какъ снѣгъ зимой...Варіантъ Акбара Мухаммада.

Она была чиста, какъ снѣгъ зимой,
Среди безсмертныхъ жить имѣла право.
Но вотъ мнѣ руки жжетъ ея письмо —
Я узнаю мучительную правду...

Не вѣдалъ я, кто прятался за маской,
Надѣтою разсчетливо на часъ.
Да, въ этотъ разъ я потерпѣлъ фіаско, —
Надѣюсь, это былъ послѣдній разъ.

Ну что жъ, я оставляю позади,
Подъ этимъ сѣрымъ непригляднымъ небомъ,
Дурманъ фіалокъ, наготу гвоздикъ
И слезы вперемешку съ талымъ снѣгомъ.

Не вѣдать мнѣ страданій и агоній,
Мнѣ встрѣчный вѣтеръ слезы оботретъ,
Моихъ коней обида не нагонитъ,
Моихъ слѣдовъ метель не замететъ.
Моихъ коней обида не нагонитъ,
Моихъ слѣдовъ метель не замететъ.

II. Было такъ — я любилъ и страдалъ...Варіантъ Акбара Мухаммада.

Было такъ — я любилъ и страдалъ.
Было такъ — я о ней лишь мечталъ.
Я ее видѣлъ часто во снѣ
Амазонкой на бѣломъ конѣ.

Что̀ мнѣ была вся мудрость скучныхъ книгъ,
Когда къ слѣдамъ ея губами могъ припасть я!
Что съ вами было, королева грезъ моихъ?
Что съ вами стало, мое призрачное счастье?

Наши души купались въ веснѣ,
Наши головы были въ огнѣ.
Всѣ потери съ ней были легки,
И казалось — не будетъ тоски.

Ну а теперь — хоть саванъ ей готовь,
Смѣюсь сквозь слезы я и плачу безъ причины.
Ей вѣчнымъ холодомъ и льдомъ сковало кровь
Отъ страха жить и отъ предчувствія кончины.

Понялъ я — больше пѣсенъ не пѣть,
Понялъ я — больше сновъ не смотрѣть.
Дни тянулись съ ней нитями лжи,
Съ ней я видѣлъ одни миражи.

Я жгу остатки праздничныхъ одеждъ,
Я струны рву, освобождаясь отъ дурмана —
Мнѣ не служить рабомъ у призрачныхъ надеждъ,
Не поклоняться больше идоламъ обмана.
Мнѣ не служить рабомъ у призрачныхъ надеждъ,
Не поклоняться больше идоламъ обмана.

1968 ‒ 1969 гг.

Главная страница.