Владиміръ Высоцкій. Городской романсъ.

Невидимка.

Сижу ли я, лежу ли я, пью кофе или чай,
Приходитъ ли знакомая блондинка,—
Я чувствую, что на меня глядитъ соглядата́й,
Но только не простой, а невидимка.

Иногда срываюсь съ мѣста
Будто тронутый я,
До сихъ поръ моя невѣста
Мной не тронутая!

Про погоду мы съ невѣстой
Ночью диспуты ведемъ,
Ну, а что другое если—
Мы стѣсняемся при немъ.

Обидно мнѣ,
Досадно мнѣ,—
Ну ладно!

Однажды выпиваю—да и кто сейчасъ не пьетъ?—
Нейдетъ она: какъ рюмка—такъ въ отрыжку.
Я чувствую—сидитъ, подлецъ, и выпитому счетъ
Ведетъ въ свою невидимую книжку.

Иногда срываюсь съ мѣста
Будто тронутый я,
До сихъ поръ моя невѣста
Мной не тронутая!

Про погоду мы съ невѣстой
Ночью диспуты ведемъ,
Ну, а что другое если—
Мы стѣсняемся при немъ.

Обидно мнѣ,
Досадно мнѣ,—
Ну ладно!

Я дергался, я нервничалъ—на хитрости пошелъ:
Въ кровать ложусь и поднимаю храпъ; ну,
Коньякъ открытый ставлю и закусочку на столъ,—
Вотъ сядетъ онъ—тутъ я его и хапну!

Иногда срываюсь съ мѣста
Будто тронутый я,
До сихъ поръ моя невѣста
Мной не тронутая!

Про погоду мы съ невѣстой
Ночью диспуты ведемъ,
Ну, а что другое если—
Мы стѣсняемся при немъ.

Обидно мнѣ,
Досадно мнѣ,—
Ну ладно!

Къ тому жъ онъ мнѣ вредитъ,—да вотъ не далѣ, какъ вчера—
Поймаю, такъ убью его на мѣстѣ!—
Сидимъ, и мой партнеръ подрядъ играетъ «мизера»,
А у меня «гора»—три тыщи двѣсти!

Иногда срываюсь съ мѣста
Будто тронутый я,
До сихъ поръ моя невѣста
Мной не тронутая!

Про погоду мы съ невѣстой
Ночью диспуты ведемъ,
Ну, а что другое если—
Мы стѣсняемся при немъ.

Обидно мнѣ,
Досадно мнѣ,—
Ну ладно!

А вотъ онъ мнѣ недавно на работу написалъ
Чудовищно тупую анонимку.
Начальникъ прочиталъ, мнѣ показалъ,—а я узналъ
По почерку родную невидимку.

Оказалась невидимкой—
Нѣтъ, не тронутый я—
Эта самая блондинка,
Мной не тронутая!

Эта самая блондинка...
У меня весь лобъ горитъ!
Я спросилъ: «Зачѣмъ ты, Нинка?»
«Чтобъ женился,»—говоритъ.

Обидно мнѣ,
Досадно мнѣ,—
Ну ладно!

1967 г.

Главная страница.