Владиміръ Высоцкій. Посланникъ.

Мореплаватель-одиночка.

Вотъ послалъ Господь родителямъ сыночка—
Видно, очень Онъ тогда осерчалъ.
«Мореплаватель родился, одиночка!»—
Старый боцманъ на крестинахъ ворчалъ.
Не по году онъ мужалъ—по денечку,
И уже изъ колыбели дерзалъ:
Къ мореплаванью готовясь въ одиночку,
Изъ пеленокъ паруса вырѣзалъ.

Волновались мать съ отцомъ о сыночкѣ,
Терпѣливо объясняли ему,
Что желанье это, стать одиночкой,
Приведетъ его однажды въ тюрьму.
«Не остаться вѣчно свѣтлымъ денечку,—
Имъ младенецъ излагалъ дѣлово,—
Входишь въ камеру, простите, одиночку,
А она тебѣ—совсѣмъ ничего!»

...Прямо по носу—глядите!—то ли бочка,
То ли яхта, то ли плотъ, то ли—нѣтъ:
Мореплаватель, простите, одиночка
Посылаетъ намъ мудреный привѣтъ!
Ой, ребята, не къ добру проволочка!
Сплюньте трижды всѣ, кто на кораблѣ:
Мореплаватель на морѣ одиночка—
Вродѣ чернаго кота на землѣ!

Изъ ѣды онъ не возьметъ ни кусочка—
Слава Богу, если заговоритъ!
Мореплаватель, глядите, одиночка
Важно держится, хотя и не бритъ.
Парусиновые брюки, двѣ сорочки—
Весь безхитростный его гардеробъ.
Мореплаватели эти, одиночки
Много двигаться должны—или гробъ!

«Вы откуда—отвѣчайте намъ, и точка,—
Не могли же вы свалиться съ небесъ!
Мы читали, что какой-то одиночка
Въ треугольникѣ Бермудскомъ исчезъ...»
«Это утка, это бредъ—все до строчки!—
И простите, если рѣзокъ и грубъ,—
Мореплаватели знаютъ одиночки:
Онъ совсѣмъ не треугольникъ, а кубъ!

«Были бѣдствія—посуда на кусочки!
Била Бетси-ураганъ все подрядъ,—
Мореплаватели нынче, одиночки,
Изъ летающихъ тарелокъ ѣдятъ!..»
Вотъ добавилъ онъ въ планктонъ кипяточку...
Какъ орудуетъ: хоть малъ, да удалъ!
Глядь—и ѣстъ деликатесъ въ одиночку,—
А изъ насъ такихъ никто не ѣдалъ.

И повѣдалъ онъ, что пьетъ по глоточку,
Чтобъ и каплѣ не пропасть въ бородѣ,—
Мореплаватель, простите, въ одиночку
Философію развелъ на водѣ.
«Не искуственную ли оболочку
Вы вокругъ себя, нашъ другъ, возвели?
Мореплаванью, простите, въ одиночку
Наше общество предпочли?»

Онъ отвѣтилъ: «Вы попали прямо въ точку!
Жаль, на сушѣ не пожать вамъ руки:
Въ морѣ плавая подолгу въ одиночку,
Я по людямъ заскучалъ, моряки!»
Ахъ, побольше бъ намъ немного юморочку!—
Поскучнѣли, отрѣшась отъ земли,—
Мореплавателя, брата-одиночку,
Мы тогда бы какъ смогли развлекли!

Мы, услыша что нибудь, сразу—въ строчку,
Мы, завидя что нибудь,—въ негативъ!
Мореплавателя сняли, одиночку,
Въ фотографію его превративъ.
Такъ поменьше имъ преградъ и отсрочекъ,
И задоринъ на пути, и сучковъ!
Жаль, что рѣдко ихъ встрѣчаешь, одиночекъ—
Славныхъ малыхъ и такихъ чудаковъ!

1976 г.

Главная страница.