Владиміръ Высоцкій. Мой Гамлетъ.

ДуОбработка Акбара Мухаммада.рацкій сонъ.

Дурацкій сонъ, какъ кистенемъ,

Избилъ нещадно.

Невнятно выглядѣлъ я въ немъ

И неприглядно.

Во снѣ я лгалъ и предавалъ,

И льстилъ легко я...

А я и не подозрѣвалъ

Въ себѣ такое.

Еще сжималъ я кулаки

И билъ съ натугой,

Но мягкой кистію руки,

А не упругой.

Тускнѣло сновидѣнье, но

Опять являлось,

Смыкались вѣки, и оно

Возобновлялось.

Я не шагалъ, а семенилъ

На ровномъ брусѣ,

Ни разу ногу не смѣнилъ,

Труси́лъ и тру́силъ.

Я передъ сильнымъ лебезилъ,

Предъ злобнымъ гнулся.

И самъ себѣ я мерзокъ былъ,

Но не проснулся.

Да это бредъ я свой же стонъ

Слыхалъ сквозь дрему!

Но это мнѣ приснился сонъ,

А не другому.

Очнулся я и разобралъ

Обрывокъ стона,

И съ болью вѣки разодралъ,

Но облегченно.

И сонъ повисъ на потолкѣ

И распластался.

Сонъ въ руку ли? И вотъ въ рукѣ

Вопросъ остался.

Я вымылъ руки он въ спинѣ

Холодной дрожью.

Что̀ было правдою во снѣ,

Что̀ было ложью?

Быть можетъ, сонъ былъ посланъ мнѣ

Какъ упрежденье,

Но если было мнѣ во снѣ

Ясновидѣнье?

Сонъ отраженье мыслей дня?

Нѣтъ, быть не можетъ!

Но вспоминаю и меня

Всего корежитъ.

И если скажутъ: «Онъ вполнѣ

«Все зналъ и вѣдалъ!»

Мнѣ будетъ мерзко, какъ во снѣ,

Въ которомъ предалъ.

Иль не окажется во мнѣ

Шагнуть къ костру силъ

Мнѣ будетъ стыдно, какъ во снѣ,

Въ которомъ струсилъ.

А если скажутъ въ унисонъ

Пѣть, что есть духу,

То станетъ ясно: этотъ сонъ

Былъ таки въ руку.

1971 г.

Главная страница.