Владиміръ Высоцкій. Въ нашей жизни много сторонъ.

Примѣчаніе къ пѣснѣ «Письмо въ „Очевидное — невѣроятное“».

Здѣсь вспоминается пѣсня Владиміра Высоцкаго «Жертва телевидѣнія» (приводится варіантъ):

Есть телевизоръ — подайте трибуну! —
Какъ проору — разнесется на мили.
Онъ — не окно, я въ окно и не плюну, —
Мнѣ будто дверь въ цѣлый міръ прорубили.

Все на дому —
 

 
 самый полный обзоръ:

Отдыхъ въ Крыму,
 

 
 ураганъ и Кобзонъ.

Фильмъ, часть седьмая, —
 

 
 тутъ можно поѣсть:

Я не видалъ
 

 
 предыдущія шесть.

Включаю первый — а тамъ ныряютъ,
Ну, это такъ себѣ, а съ двадцати —
«А ну-ка, дѣвушки!» Что́ вытворяютъ!
И всѣ въ передничкахъ — съ ума сойти!

Есть телевизоръ — мнѣ домъ не квартира,
Я всею скорбью скорблю міровою.
Грудью дышу я всѣмъ воздухомъ міра,
Никсона вижу съ его госпожою.

Вотъ тебѣ разъ!
 

 
 Иностранный глава —

Прямо глазъ въ глазъ,
 

 
 къ головѣ голова.

Чуть пододвинулъ
 

 
 ногой табуретъ —

И оказался
 

 
 съ главой тетъ-а-тетъ.

Потомъ — ударники хлѣбопекарни
Даютъ про выпечку до десяти,
И вотъ любимая — «А ну-ка, парни!» —
Стрѣляютъ, прыгаютъ, — съ ума сойти!

Если не смотришь — ну пусть не болванъ ты,
Но, несомнѣнно, чудакъ неприкрытый:
Ты вѣдь не знаешь, что ищутъ таланты,
Ты же не вѣдаешь, кто даровитый!

Вотъ тебѣ матчъ
 

 
 С.С.С.Р. — Ф.Р.Г.:

Съ Мюллеромъ я
 

 
 на короткой ногѣ.

Судорога, шокъ,
 

 
 но уже — интервью.

Охъ, хорошо,
 

 
 что съ Указу не пью!

Тамъ кто-то выѣхалъ на конкурсъ въ Варнѣ,
А мнѣ кварталъ всего туда итти.
Охъ, эти дѣвушки! Охъ, эти парни!
Всѣ лѣзутъ въ первые — съ ума сойти!

Какъ убѣдить мнѣ упрямую Настю?
Настя желаетъ въ кино, какъ суббота.
Настя твердитъ, что проникся я страстью
Къ глупому ящику для идіотовъ.

Да, я проникся!
 

 
 Въ квартиру зайду —

Глядь — дома Никсонъ
 

 
 и Жоржъ Помпиду!

Вотъ хорошо,
 

 
 я бутылочку взялъ —

Жоржъ — посошокъ,
 

 
 Ричардъ, правда, не сталъ.

И дальше — весело, еще шикарнѣй:
Включилъ четвертый — а тамъ въ прямомъ
Эѳирѣ дѣвушки вручаютъ парнямъ
Призъ на Истъ-Риверъ, въ самой О.О.Н.!

...Ну, а потомъ на Канатчиковой дачѣ,
Гдѣ, къ сожалѣнью, навязчивый сервисъ,
Я и въ бреду все смотрѣлъ передачи,
Все заступался за Анджелу Дэвисъ.

Слышу: «Не плачь,
 

 
 все въ порядкѣ въ тайгѣ,

«Выигранъ матчъ
 

 
 С.С.С.Р. — Ф.Р.Г.!

«Сто негодяевъ
 

 
 захвачены въ плѣнъ,

«И Магомаевъ
 

 
 поетъ въ К.В.Н.»

А тамъ дѣйствительность еще кошмарнѣй:
Два телевизора, — крути-верти!
Охъ, эти дѣвушки! Охъ, эти парни!
За нихъ не боязно съ ума сойти!

Полное названіе сей пѣсни «Письмо паціентовъ Канатчиковой дачи въ редакцію телевизіонной передачи „Очевидное — невѣроятное“».

«Очевидное — невѣроятное» — научно-популярная программа Центральнаго телевидѣнія, выходила въ эѳиръ по субботамъ.

«Канатчикова дача» — народное названіе Московской ѱѵхіатрической больницы №1, расположенной въ раіонѣ Канатчиково на югѣ Москвы.

«Мы про взрывы, про пожары...» — въ 1977 году террористы осуществили въ Москвѣ три взрыва, также случился пожаръ въ гостиницѣ «Рос­сія», ко­то­рый не былъ освѣщенъ въ прессѣ.

«Кандидаты въ доктора» — обыграно названіе ученой степени «кандидатъ наукъ».

«Удивительное — рядомъ» — обыграно названіе распространенной рубрики Совѣтскихъ газетъ.

«Ловитъ, контра...» — слово «контра» (сокращеніе отъ «контрреволюціонеръ») появилось во время революціи, означаетъ ненавистникъ Со­вѣт­ской влас­ти.

«...съ нумерочкомъ на ногѣ» — нумеръ на ногѣ писали въ вытрезвителѣ.

«...матерщинникъ и крамольникъ» — словомъ «крамольникъ» дается намекъ на то, что персонажъ былъ опредѣленъ въ ѱѵхіатрическую боль­ни­цу по по­ли­ти­чес­кимъ мотивамъ.

«Мы зря Америку не глушимъ...» — въ 1975 году было прервано сѵстематическое глушеніе иностранныхъ передачъ въ связи съ про­ве­де­ніемъ Хель­синк­ской конференціи по безопасности и сотрудничеству въ Еѵропѣ, возобновлено въ 1980 году.

«...безумная идея» — намекъ на высказываніе извѣстнаго фѵзика Нильса Бора, см. стихотвореніе «Лекція о состояніи современной науки».

Представленный текстъ отличается отъ оригинальнаго.

Главная страница.