Владиміръ Высоцкій. Закручена жизнь.

Пѣсня о нотахъ.

Я изучилъ всѣ ноты отъ и до,
Но какъ же вышло, кто мнѣ скажетъ прямо,
Что начинаютъ гаммы съ ноты до
И ею же заканчиваютъ гаммы?

Пляшутъ ноты врозь и съ толкомъ,
Ждутъ до, ре, ми, фа, соль, ля и си, пока
Разбросаетъ ихъ по полкамъ
Чья-то дерзкая рука.

Извѣстно музыкальной дѣтворѣ—
Я впасть въ тенденціозность не рискую,—
Что занимаетъ мѣсто нота ре
На цѣлый тактъ и на одну восьмую.

Какую ты тональность ни возьми—
Неравенствомъ отъ звуковъ такъ и пышетъ:
Одна и та же нота—скажемъ, ми,—
Звучитъ сильнѣй, чѣмъ та же нота выше.

Пляшутъ ноты врозь и съ толкомъ,
Ждутъ до, ре, ми, фа, соль, ля и си, пока
Разбросаетъ ихъ по полкамъ
Чья-то дерзкая рука.

Выходитъ—все у нотъ, какъ у людей,—
И парадоксъ имѣется—да вотъ онъ:
Бываетъ, нота фа звучитъ сильнѣй,
Чѣмъ высокопоставленная нота.

Вдругъ затесался между нотъ бемоль,
И въ тотъ же мигъ, какъ влѣзъ онъ безпардонно,
Внушавшая довѣрье нота соль
Себѣ же измѣняетъ на полтона.

Пляшутъ ноты врозь и съ толкомъ,
Ждутъ до, ре, ми, фа, соль, ля и си, пока
Разбросаетъ ихъ по полкамъ
Чья-то дерзкая рука.

Сѣлъ композиторъ, жажду утоля,
И грубымъ знакомъ музыку прорѣзалъ,—
И нѣжная, какъ бархатъ, нота ля
Свой голосъ повышаетъ до діеза.

И, наконецъ, Бетховена спроси—
Безъ ноты си нѣтъ ни игры, ни пѣнья.
Возносится надъ всѣми нота си
И съ высоты взираетъ положенья.

Пляшутъ ноты врозь и съ толкомъ,
Ждутъ до, ре, ми, фа, соль, ля и си, пока
Разбросаетъ ихъ по полкамъ
Чья-то дерзкая рука.

Не стоитъ затѣвать о нотахъ споръ:
Есть и у нихъ тузы и секретарши,—
Считается, что въ си-бемоль миноръ
Звучатъ прекрасно траурные марши.

А кромѣ честныхъ подневольныхъ нотъ,
Еще бываютъ ноты-паразиты.
Кто ихъ сыграетъ, кто ихъ пропоетъ?
Но съ нами—Богъ, а съ ними—композиторъ!

Пляшутъ ноты врозь и съ толкомъ,
Ждутъ до, ре, ми, фа, соль, ля и си, пока
Разбросаетъ ихъ по полкамъ
Чья-то дерзкая рука.

1969 г.

Главная страница.