Владиміръ Высоцкій. Пѣсня о Россіи.

БОбработка Акбара Мухаммада.аллада о прошломъ.

Часъ зачатья я помню не точно,
Значитъ, память моя однобока,
Но зачатъ я былъ ночью, порочно
И явился на свѣтъ не до срока.

Я рождался не въ мукахъ, не въ злобѣ,
Девять мѣсяцевъ это не лѣтъ...
Первый срокъ отбывалъ я въ утробѣ
Ничего тамъ хорошаго нѣтъ.

Спасибо вамъ, святители,
Что плюнули да дунули,
Что вдругъ мои родители
Зачать меня задумали

Въ тѣ времена нелегкія,
Теперь почти былинныя,
Когда въ края далекіе
Брели этапы длинные.

Хватали въ ночь зачатія,
Случалось, что и ранѣе,
А вотъ живетъ же братія
Моя честна компанія!

Ходу, думушки рѣзвыя, ходу!
Слово вѣрное нужно мнѣ, слово!
Въ первый разъ получилъ я свободу
По указу отъ тридцать восьмого.

Знать бы мнѣ, кто такъ долго мурыжилъ,
За какіе грѣхи я страдалъ!..
Но родился, и жилъ я, и выжилъ,
Домъ на Первой Мѣщанской стоялъ.

Тамъ даже не за стѣночкою
За перегородочкой
Сосѣдушка съ сосѣдочкою
Баловались водочкой.

Всѣ жили вровень, скромно такъ
Изъ коридора длиннаго
Шли двери въ двадцать комнатокъ
И кухню вѣчно дымную.

Тамъ на зубъ зубъ не попадалъ,
Не грѣла тѣлогрѣечка,
Тамъ я доподлинно узналъ,
Почемъ она, копеечка.

...Не боялась сирены сосѣдка,
И привыкла къ ней мать понемногу.
И плевалъ я здоровый трехлѣтка
На воздушную эту тревогу!

Да не все то, что сверху, отъ Бога,
И народъ «зажигалки» тушилъ,
И какъ малая фронту подмога
Мой песокъ и дырявый кувшинъ.

И било солнце въ три луча,
Сквозь дыры крышъ просѣяно,
На Евдокимъ Кирилыча
И Гисю Моисеевну.

Она ему: «Какъ сыновья?»
«Да безъ вести пропавшіе!
Эхъ, Гиська, мы одна семья
Вы тоже пострадавшіе!

«Вы тоже пострадавшіе,
А значитъ обрусѣвшіе:
Мои безъ вѣсти павшіе,
Твои безвинно сѣвшіе.»

...Я ушелъ отъ пеленокъ и сосокъ,
Поживалъ не забытъ, не заброшенъ.
Не дразнили меня: «Недоносокъ,»
Такъ какъ былъ я нормально доношенъ.

Маскировку пытался срывать я:
Плѣнныхъ гонятъ чего жъ мы дрожимъ?
Возвращались отцы наши, братья
По домамъ иногда и чужимъ...

У тети Зины кофточка
Съ драконами да змѣями
То у Попова Вовчика
Отецъ пришелъ съ трофеями.

Трофейная Японія,
Трофейная Германія
Пришла страна Лимонія,
Сплошная чемоданія.

Взялъ у отца на станціи
Погоны, словно цацки, я.
А изъ эвакуаціи
Толпой валили штатскіе.

Осмотрѣлись они, оклемались,
Похмелились потомъ протрезвѣли.
И отплакали тѣ, что дождались,
Недождавшіеся отревѣли.

Сталъ метро рыть отецъ Витькинъ съ Генкой,
Мы спросили: «Зачѣмъ?» — Онъ въ отвѣтъ:
«Коридоры кончаются стѣнкой,
А тоннели выводятъ на свѣтъ!»

Пророчество папашино
Не слушалъ Витька съ корешемъ
Изъ коридора нашего
Въ тюремный коридоръ ушелъ.

Да онъ всегда былъ спорщикомъ,
Припрутъ къ стѣнѣ откажется.
Прошелъ онъ коридорчикомъ
И кончилъ «стѣнкой», кажется.

Но у отцовъ свои умы,
А что же насъ касательно
На жизнь засматривались мы
Уже самостоятельно.

Всѣ отъ насъ до почти годовалыхъ
«Толковищи» вели до «кровянки».
А въ подвалахъ и полуподвалахъ
Ребятишкамъ хотѣлось подъ танки.

Не досталось имъ даже по пулѣ,
Въ «ремеслухѣ» живи да тужи:
Ни дерзнуть, ни рискнуть, но рискнули
Изъ напильниковъ дѣлать ножи.

Они воткнутся въ легкіе,
Отъ никотина черныя,
По рукоятки легкія
Трехцвѣтныя наборныя...

Вели дѣла обмѣнныя
Сопливые острожники
На стройкѣ Нѣмцы плѣнные
На хлѣбъ мѣняли ножики.

Сперва играли въ «фантики»,
Въ «пристѣнокъ» съ крохоборами,
И вотъ ушли романтики
Изъ подворотенъ ворами.

...Спекулянтка была номеръ першій
Пересвѣтова тетя Маруся
Шла она прямо въ милліонерши,
Ни сосѣдей, ни Бога не труся.

У Маруси за стѣнкой говѣли,
А она втихомолку пила...
И упала она возлѣ двери:
Некрасиво такъ, зло умерла.

Нажива что наркотика,
Не сдюжила и эта вотъ
Пронырливая тетенька
Маруся Пересвѣтова.

И было все обыденно:
Заглянетъ кто разстроится.
Особенно обидѣло
Богатство метростроевца.

Онъ домъ ломалъ, а намъ сказалъ:
«У васъ носы не вытерты.
А я, за что̀ я воевалъ?»
И дальше шли эпитеты...

...Было время и были подвалы,
Было дѣло и цѣны снижали.
И текли куда надо каналы,
И въ концѣ куда надо впадали.

Дѣти бывшихъ старшинъ да майоровъ
До ледовыхъ широтъ поднялись,
Потому что изъ тѣхъ коридоровъ
Имъ казалось сподручнѣе внизъ.

1975 г.

Главная страница.