Публикаціи о Порфиріи Ивановѣ.

Въ далекія времена...

Въ далекія времена, лѣтъ четыреста назадъ, мои предки жили на Украинѣ (оукраинѣ)—тамъ, гдѣ теперь Ровеньки находятся. Самихъ Ровеньковъ тогда не было—сторожевые посты были. И поселился въ тѣхъ мѣстахъ панъ.

У этого пана моя пра-пра-пра-прабабушка была экономкою, а пра-пра-пра-прадѣдъ былъ управляющимъ у него. За исправную службу панъ построилъ имъ хату и комнату (пристройку); въ нее онъ поселилъ человѣка, который зналъ грамоту и въ тѣ времена писалъ исторію на сегодняшній день.

Что́ это былъ за человѣкъ, никто не зналъ. Чужой. Онъ неожиданно откуда-то пришелъ въ селеніе и прожилъ въ немъ нѣсколько лѣтъ. Онъ много чего-то писалъ на кожахъ, и такъ же неожиданно ушелъ изъ села неизвѣстно куда.

Этотъ пророкъ много чего описалъ въ этихъ кожахъ того, чего сейчасъ мы видимъ на землѣ. Онъ написалъ, что будутъ летать желѣзныя птицы, паутиною будетъ свѣтъ обоснованъ, даже сказано было о томъ, что будутъ искуственные мозги. И про войну, и державы великія онъ описалъ, и про революцію.

И еще говорилъ этотъ пророкъ, что придутъ тѣ времена, и будетъ ходить самъ Господь по землѣ: онъ будетъ ходить голый, въ однихъ трусахъ—и проходитъ такъ сорокъ лѣтъ. Будетъ онъ въ это время въ униженномъ и оскорбленномъ состояніи—будетъ на него гоненіе. А онъ будетъ исцѣлять больныхъ людей и еще много сдѣлаетъ для людей. И впослѣдствіи этотъ человѣкъ окажется Богомъ.

И сорокъ лѣтъ будетъ беззаконіе, послѣ чего люди признаютъ его Богомъ. Войнъ до этого будетъ небогато, но послѣ признанія Бога будетъ такая война, послѣ которой никогда не будетъ войны, и будетъ жизнь мирная, и люди подѣлаются братьями.

Все было описано въ той книгѣ пророкомъ, только онъ никакъ не могъ тогда самъ понять и объяснить другимъ людямъ, какъ это за одну минуту сразу весь міръ узнаетъ о томъ, когда двухъ пророковъ убьютъ—ни радіо, ни телевидѣнія вѣдь тогда еще не было.

И все это было разсказано моимъ предкамъ. А они передавали это своимъ потомкамъ изъ устъ въ уста—и такъ изъ поколѣнія въ поколѣніе. Куда потомъ подѣвалась эта книга, никто не знаетъ.

Я разсказала все это Учителю, когда съ нимъ встрѣтилась. Онъ сказалъ: «Это послѣднее въ Библіи пророчество.»

Моя мать была неграмотная, но она знала наизусть о томъ времени, когда явится на землю Христосъ. Однажды она увидѣла въ Дебальцево: босикомъ шелъ человѣкъ въ сѣромъ костюмчикѣ съ чемоданчикомъ въ рукахъ. Это было въ 1936 году. Она сразу кинула по временамъ и поняла, что это идетъ Господь по землѣ.

Она не поѣхала домой тогда, а сразу пріѣхала ко мнѣ. Я тогда жила въ совхозѣ имени Калинина. Мать говоритъ мнѣ: «Валя! Господь уже на землѣ! Я его сегодня видѣла, точно все, какъ разсказывалъ дядька Михайло; и точно, какъ въ Благословеніи сказано—и глаза, и волосы—все такъ.» У моей матери была икона Іисуса Христа, на этой иконѣ была только голова Іисуса; но мать сказала, что все точно, какъ на иконѣ, которую ей дали на благословеніе на свадьбу ея.

Въ другой разъ моя мать ѣхала къ своему сыну (къ моему брату) въ Гуково. И является туда этотъ человѣкъ, уже въ трусахъ—нѣту на немъ никакого костюма. Подошелъ къ буфету, взялъ стаканъ чаю и булочку. Платить ничего не платилъ, выпилъ полстакана чаю, раза два откусилъ булочку—и ушелъ. Тутъ подъѣхалъ паровозъ «кукушка», народу бѣжало за этимъ человѣкомъ очень много. А моя мать бѣжала по его слѣдамъ самая первая. Онъ селъ на «кукушку» и уѣхалъ.

И такъ она меня завѣрила, что это Господь уже на землѣ.

Когда я въ 1954 году встрѣтилась съ Учителемъ и потомъ сказала ему, что пришла къ нему не какъ къ Учителю, а какъ къ Богу, то онъ спросилъ у меня: «Откуда ты это взяла?» Я ему говорю: «Мнѣ моя мать съ дѣтства это вложила въ голову, что на землю долженъ прійти самъ Богъ.» Учитель строго сказалъ: «Валентина, не время! Смотри, не урони!»

Валентина Сухаревская.

Варіантъ разсказа «Въ далекія времена...»:

Былъ у меня еще дошкольный возрастъ, я была маленькая, на печи сидѣла, и приходилъ къ намъ дядька Михайло (такъ звали всѣ въ селеніи дѣда Валентины Сухаревской). И какъ-то разъ слышала я, какъ дядька Михайло разсказывалъ, что у моихъ предковъ былъ поселенъ одинъ писатель. Что́ это былъ за человѣкъ, никто не зналъ. Чужой. Онъ неожиданно откуда-то пришелъ въ селеніе и прожилъ въ немъ нѣсколько лѣтъ. Онъ много чего-то писалъ или съ кожъ или на кожахъ, не могу точно сказать. И такъ же неожиданно ушелъ изъ села неизвѣстно куда.

Этотъ человѣкъ много описалъ того, что́ сейчасъ мы видимъ на землѣ. Онъ писалъ, что будутъ такія времена: тамъ (въ одномъ мѣстѣ) будутъ говорить, а тамъ (въ другихъ мѣстахъ) будутъ слышать; весь бѣлый свѣтъ будетъ проволокою обмотанъ. Будутъ летать желѣзныя птицы. И будетъ очень много людей, которые станутъ изобретать—ученыхъ. Даже сказано было о томъ, что будутъ искуственные мозги.

И придутъ тѣ самыя времена, гдѣ не будетъ ни стыда, ни почитанія старшихъ, ни уваженія. Будутъ дѣти, непокорныя родителямъ и непослушныя: отецъ—на сына, сынъ—на отца, мать—на дочь, а дочь—на мать. И про войну, и державы великія онъ писалъ, и про революцію.

И еще онъ писалъ, что придутъ времена, и будетъ ходить по землѣ человѣкъ. Онъ будетъ ходить голый, въ однихъ трусахъ, и проходитъ такъ сорокъ лѣтъ. Будетъ онъ въ это время безгласный, въ униженномъ и оскорбленномъ состояніи, будетъ на него гоненіе, никакого почета, однѣ насмѣшки. А онъ будетъ исцѣлять больныхъ и еще много сдѣлаетъ для людей. И сорокъ лѣтъ будетъ надъ нимъ беззаконіе, послѣ чего люди признаютъ его Богомъ. Войнъ до этого будетъ небогато, но послѣ признанія Бога будетъ такая война, послѣ которой никогда не будетъ войны, и будетъ жизнь мирная, и люди подѣлаются братьями.

И все это было разсказано моимъ предкамъ. А они передавали это своимъ потомкамъ изъ устъ въ уста—и такъ изъ поколенія въ поколеніе. Куда потомъ подѣвались эти записи, никто не знаетъ.

Моя мать была неграмотная, но она знала о томъ времени, когда явится на землю Господь. Однажды она увидѣла въ Дебальцево: босикомъ шелъ человѣкъ въ сѣромъ костюмѣ съ чемоданчикомъ въ рукахъ. Это было въ 1936 году. Она сразу кинула умомъ по временамъ и поняла: «Это идетъ Господь по землѣ.»

Она не поѣхала тогда домой, а сразу пріѣхала ко мнѣ: «Валя! Господь уже на землѣ! Я его сегодня видѣла—точно все, какъ разсказывалъ дядька Михайло.» И сидитъ, мнѣ разсказываетъ, что́ дядька Михайло говорилъ.

Въ другой разъ моя мать ѣхала къ своему сыну (моему брату) въ Гуково. И является туда этотъ человѣкъ, уже въ трусахъ, нѣтъ на немъ никакого костюма. Подошелъ къ буфету, взялъ стаканъ чаю и булочку. Платить ничего не платилъ, выпилъ полстакана чаю, раза два откусилъ булочку и ушелъ. Тутъ подъѣхалъ паровозъ «кукушка», народу набѣжало за этимъ человѣкомъ очень много. А моя мать бѣжала по его слѣдамъ самая первая. Онъ селъ на «кукушку» и уѣхалъ.

И такъ она меня завѣрила: «Господь уже на землѣ!»

Все это мнѣ моя мать съ дѣтства вложила въ голову, что на землю долженъ прійти самъ Богъ. Когда я въ 1954 году встрѣтилась съ Учителемъ и потомъ сказала ему, что пришла къ нему не какъ къ Учителю, а какъ къ Богу, то онъ спросилъ у меня: «Откуда ты это взяла?» Я ему говорю: «Мнѣ моя мать съ дѣтства это вложила въ голову, что на землю долженъ прійти самъ Богъ.» Учитель строго сказалъ: «Валентина, не время! Смотри, не оброни!»

Главная страница.