Сочиненія Порфирія Иванова.

Я прошу и умоляю васъ, люди!

Не сверхъестественный я былъ человѣкъ и не надо меня честнымъ величать. Я былъ одно время разбойникъ въ природѣ, грабилъ ее, убивалъ жизнерадостность, не считался ни съ чѣмъ, а себѣ строилъ благо—все дѣлалъ для того, чтобы жить хорошо.

Какъ я вамъ всю правду описалъ и пишу сейчасъ свою исторію для того, чтобы всѣ люди знали о томъ, какъ можно изъ плохого сдѣлаться хорошимъ человѣкомъ.

Одно время я жилъ за счетъ природы, отъ нея все необходимое бралъ и не считалъ это преступленіемъ. И я прожилъ въ природѣ такъ, чтобы всего попробовать.

Дѣтство, молодость и возмужалые годы жизни я провелъ такъ же, какъ и всѣ. Но потомъ удалился вонъ изъ этого всего, чего дѣлали всѣ люди и всѣ, какъ одинъ, изъ-за этого поумирали. Я этою дорогою со своимъ здоровьемъ не пошелъ, сталъ ее постепенно оставлять и сталъ приближаться къ тому, чтобы подружиться съ природою.

Природа для меня была матерью родной. Сначала она меня родила, выпустила на волю; потомъ, не въ силахъ меня сохранить, стала заставлять меня, чтобы я дѣлалъ то́, что́ нужно, чтобы затѣмъ показать людямъ то легкое, что я пріобрелъ.

Честныхъ природа не рождала, какъ она это показала на мнѣ, какъ жизненный фактъ. Мнѣ было тридцать пять лѣтъ, когда я началъ оставлять все то́, чего дѣлалъ какъ всѣ. Я строилъ изъ матери природы друга, часто разговаривалъ съ нею на русскомъ единственномъ языкѣ относительно всей прежней жизни. А она представляла изъ себя борьбу за существованіе, за свою личную жизнь, которая ничего хорошаго не дала, а только приводила и приводитъ всѣхъ къ смерти. Я такую жизнь не полюбилъ, а сталъ искать такого друга, который помогъ бы мнѣ найти въ жизни то́, что́ въ ней еще не осоздавалось. Я сталъ въ этомъ новомъ трудиться и тружусь до сихъ поръ.

Я хочу сказать о природѣ. Природа—она жъ наша мать, она жъ насъ родила, она жъ насъ представила на бѣлый свѣтъ для того, чтобы мы вотъ именно жили. А разъ она представила, мы должны ее, какъ такую мать, благодарить. А мы ей не довѣряемся, даже не хотимъ понять, что въ природѣ есть такія силы, которыя могутъ все сдѣлать. Природа есть всему главное дѣло, у нея есть все: у нея есть воздухъ, у нея есть вода, у нея есть земля—самыхъ главныхъ три тѣла, которыя въ одно прекрасное время намъ все дадутъ. Мы, какъ таковые люди, все получили, все сдѣлали, но вотъ одного мы не сдѣлали: не смогли вещь естественнаго характера въ природѣ получить—это значитъ здоровья. Мы съ вами—въ бою нашей жизни, нашего труда, нашего дѣла. Я борюсь не за то́, чтобы мы вотъ именно свои тѣла теряли на фронтѣ своей борьбы. Я борюсь за то́, чтобы обязательно намъ пришлось жить такъ, какъ никогда не пробовалъ человѣкъ. Но я тоже такой человѣкъ. Но вотъ почему я такую путь-дороженьку изобралъ, на которую не хотятъ, такъ сказать, наши люди тѣ, которые живутъ цивилизованно, то есть тѣ люди, которые вооруженные живутъ, технически самозащищенные? Они говорятъ: «Намъ это не надо, у насъ есть все, чѣмъ самозащищаться.» Я никого не заставляю, никого не хочу уговорить, чтобы онъ это дѣлалъ, но прошу: все же хоть немножечко да попробовать этими путями пойти. А разъ попробовать, значитъ надо дѣлать! Мое дѣло такое: любить природу, цѣнить ее, хранить ее какъ око своего тѣла! Я рѣшился пойти въ природу, я рѣшился шагать своими ногами, своими лапами по землѣ для того, чтобы обязательно электразироваться, для того, чтобы набраться этихъ силъ и этими силами владѣть!

Я прошу, я умоляю всѣхъ людей: становись и занимай свое мѣсто въ природѣ. Оно ни кѣмъ не занятое и не покупается ни за какія деньги, а только собственными дѣлами и трудомъ въ природѣ себѣ на благо, чтобы тебѣ было легко.

Въ 1989 году мое состояніе здоровья будетъ признано всѣми. Сегодня вы меня не признаете—признаете въ 1989 году, это точно говоритъ природа. Я буду признанъ всѣми людьми міра, а когда заговорятъ объ этомъ люди всего міра, то тогда станетъ на арену для всѣхъ насъ безсмертіе. Это будетъ и обязательно будетъ!

Мѣсто свое займи въ природѣ ни кѣмъ не занятое, твое оно. Прошу тебя, отъ нея не имѣй себѣ хорошаго и теплаго, а принимай его (мѣсто) сердцемъ такое, какъ есть оно.

Не будь не лучше и не хуже, а такимъ какъ есть иди къ ней съ открытымъ сердцемъ и душою всеобъемлющей. А я помогу тебѣ здоровьемъ своимъ.

Я какъ есмь природа сама. За мною человѣки пойдутъ, ибо истина въ природѣ едина. Человѣка новаго небывалаго въ помощь нуждающемуся черезъ себя имъ отдамъ. Помощи жду, прошу помощи и словомъ, и дѣломъ. Богъ я въ природѣ, черезъ нее силу обрелъ и имъ отдаю—никто, какъ Паршекъ.

Не теоріей, а практикой здоровье несу, «здравствуйте» вамъ говорю. А за мною кто станетъ—тотъ станетъ, не всякому дано отъ хорошаго и сытаго отказаться, чтобы принять на себя плохое и холодное.

А земля дождя ждетъ, солнца, снѣга—единое все, нераздѣльное. Зернамъ прорастать надо, а люди живутъ въ гордости, всякъ считаетъ; дѣло свое дѣлаютъ и знаютъ, а помыслами—мыслители, черезъ умъ природу коверкаютъ. Гдѣ же сердцу мѣсто свое помнить, коль разумники всѣ? Паршекъ одинъ есть, кто черезъ сердце въ природу вошелъ, и она его какъ мать родная приняла—Бога земли произрастила.

Паршекъ у природы спрашиваетъ, она ему даетъ отвѣтъ: «Не своимъ—чужимъ себя, плодами, окружили. Въ дѣлѣ твоемъ вооружаются, въ холодномъ и плохомъ теплое мѣсто себѣ уготовили. И не въ этотъ годъ, не на слѣдующій и не черезъ годъ на бугоръ придутъ. А пока на немъ твое мѣсто. Ты имъ здоровье свое отдалъ, черезъ тебя меня услышать—тому свой срокъ.» Вотъ что природа говоритъ, у нея отъ меня секретовъ нѣтъ.

Я въ ней произросъ и другимъ путь указалъ для новаго, небывалаго. Черезъ сердце услышанъ буду—ко мнѣ придти. Жизнь въ природѣ для жизни, всякъ и каждый неумираемый въ ней. А пока какъ умирали, такъ и умираютъ на вѣки вѣковъ.

Для новаго потока я пришелъ, природа меня защитила, въ ней я—другъ всему. Она всякому мѣсто даетъ черезъ меня, идите съ просьбою вѣжливою. Въ дѣлѣ общія силы свои отдаютъ моимъ именемъ. Въ природѣ неправды нѣтъ, ею люди себѣ выгоду ищутъ, имъ природа говоритъ: «Не пройдетъ!»

Для Духа Святого во всемъ произрастать мнѣ помогаетъ, Паршекову правду въ людяхъ нести. Время тому непростое идетъ, старый потокъ имъ не даетъ. На это слово мое оставлено, все въ немъ сказано; хвалюнами и разумниками расхватано. А кому сказано—не нашелъ еще, въ природѣ ищите.

Я, какъ таковой, въ природѣ произросъ, себя въ людяхъ показалъ; бѣднымъ горюнамъ больнымъ, помощью нуждающимся, черезъ васъ себя отдаю. Вы тому—маленечкіе такіе въ дѣлѣ моемъ. Именемъ Боговымъ прошу васъ, умоляю себя въ достоинствѣ дѣломъ моимъ помнить, Боговымъ словомъ на землѣ и мыслью проживать въ дѣлахъ своихъ. А я васъ, какъ таковыхъ, приму какъ Учитель народа, какъ Богъ земли. Во мнѣ къ себѣ идите—время тому пришло нелегкое.

Я какъ есмь Богъ земли, всѣми силами своими прошу мать природу: ты ихъ всѣхъ родила, чтобы жить, чтобы по пути-дороженькѣ, что я указалъ, всѣхъ провести—время тому пришло. Самозащищаться въ немъ отъ естественной силы природнаго характера сроку нѣтъ. Я же васъ прошу, черезъ мои руки вамъ здоровье указалъ.

Всѣ теоретики теоріею своею окружаются, а чтобы дѣлать, такъ и нѣту никого. Всѣ какъ таковые мира на землѣ просятъ мыслями своими, бороться меня за это просятъ. А я же одинъ прошу въ дѣлѣ себя моимъ именемъ помнить, я какъ таковой защитникъ есмь.

Маленечкій такой человѣкъ свою правду въ природѣ схотѣлъ самъ себѣ, на другихъ ее мѣритъ. А природа ему пупышекъ за это его самоволіе на тѣло садитъ, онъ его мучаетъ—покоя не даетъ. Тому человѣку домъ мой на землѣ оставленъ—мѣсто небывалое. Онъ туда, какъ таковой, дорогу прокладаетъ; боль ему разумѣніе черезъ голову вкладываетъ. А кого обиды одолѣваютъ, и тотъ туда дорогу ведетъ. А тамъ Валентина черезъ руки мои ему здоровье отдаетъ, онъ беретъ какъ свое за благодарность, а дальше ему самому идти черезъ просьбу мою.

А въ природѣ оно, здоровье, одно на всѣхъ, какъ себя помнить по мысли. Я тому дѣлу—Богъ земли, въ своемъ остановки не имѣю и васъ тому прошу просьбою великою себя сохранить, въ имени моемъ помнить. А моя закалка-тренировка по землѣ въ сердцахъ—дѣло неумираемое. Я тому и по сей день въ природѣ Учитель на вѣки вѣковъ, въ природѣ великую силу имѣю, въ васъ себя людямъ отдаю. Время тому пришло—во мнѣ къ себѣ идти.

Я какъ есмь Богъ земли въ природѣ. Про правду меня спрашиваютъ, имъ отвѣчаю: ихняя правда взрывомъ атомнаго характера отвѣтъ даетъ. А мое тѣло въ людяхъ и землѣ и по сей часъ рыдаетъ. Не пройдетъ имъ ихнее самоволіе!

Въ ученіи моемъ себя держите въ чистотѣ помысловъ. Разумѣніе тому на землѣ—счетъ. Именемъ моимъ гонимы будете, силы во мнѣ ищите. Я какъ есмь Учитель, Паршекъ—среди васъ стою Духомъ Святымъ!

Учитель Ивановъ.

Въ текстѣ сего обращенія исправлено нѣсколько описокъ.

Главная страница.