Порфирій Ивановъ. Статьи и письма.

Обращеніе къ ученымъ.

Уважаемые товарищи ученые,

это вамъ пишетъ Ивановъ Порфирій Корнеевичъ. Онъ закаленный человѣкъ, закалился тренировочно въ природѣ. Самое главное—не простуживаться, не болѣть, что́ будетъ надо для человѣка на нашей землѣ. Я говорю, что я есмь самородокъ по дѣлу своему, источникъ—закалка. Тружусь я одинъ на благо здоровья всего человѣчества, учусь въ природѣ, хвалюсь передъ міромъ, правду хочу сказать о самохраненіи своей лично клѣтки. Мое сердце здоровое, закаленное, молодое—двадцати пяти лѣтъ человѣка. Выходъ мой въ свѣтѣ, я не боюсь врага, не страшусь ничего, даже своей смерти. Если бы этого у меня не было, я бы давно умеръ. Человѣкъ я земли, дышу крѣпко. А говорю рѣзко не про какое либо чудо—за природу, за физическое, за практическое явленіе. Самое главное—это чистый воздухъ, снѣжное пробужденіе, мгновенное выздоровленіе нервной центральной части мозга. Я люблю больного и болѣю за него, никогда про него не забываю, его душу знаю съ сердцемъ. Хочу помочь, черезъ руки убиваю боль. Намъ это не слова говорятъ, а все дѣлается дѣломъ. Рука пишетъ: «Владыка.» Никогда про это не забыть, очень справедливое это дѣло. А просьба какая? Меня надо просить—будешь здоровый. Кому это будетъ не надо? Юношѣ нашему молодому? Дакъ нѣтъ, уважаемые, это дѣло мірового значенія—мое здоровье. Намъ надо кланяться матери-природѣ за ея силу воли. Мы не молчимъ, говоримъ правду: не болѣзнь играетъ роль надъ человѣкомъ, роль играетъ человѣкъ надъ болѣзнью. Намъ надо учиться ученію Иванова, чтобъ не попадать въ тюрьму и не ложиться въ больницу, жить въ природѣ свободно, не лѣзть на рожно. Намъ будетъ большая слава за любовь къ самимъ себѣ черезъ нашъ поступокъ. Мы его должны сдѣлать, головкою низко кланяться старику, старушкѣ, дядѣ съ тетею и молодому человѣку. Какая въ этомъ будетъ вѣжливость! Э-эхъ, и жизнь моя такая тяжелая для всѣхъ. Поймите мое терпѣніе, сердца закалите. Милые мои люди, вы гляньте на солнце, увидите правду, свое выздоровленіе: быть такимъ всегда, какъ я есмь—побѣдитель природы, учитель народа.

Я долженъ сказать за правду свою. Наука есть самая полезная въ жизни—это закалка-тренировка. Она нашу молодежь не проситъ въ жизни дѣлать вреднаго. Развѣ для меня это все сдѣланное плохимъ въ концѣ кончается? Мы вѣдь съ вами зависимые въ природѣ люди, насъ наука заставляетъ не сидѣть на одномъ мѣстѣ, она насъ толкаетъ, чтобы мы забрались на гору для того, чтобы найти въ природѣ тайну. Мы съ вами не знаемъ, гдѣ она есть—то ли въ природѣ находится, то ли въ космосѣ, то ли она можетъ быть въ человѣкѣ. А Ивановъ говоритъ свои слова намъ всѣмъ людямъ. Мы съ вами сдѣлали очень много, у насъ въ наукѣ послѣдняя стадія—это космосъ. Но мы съ вами физически ничего не сдѣлали, чтобы человѣку было въ этомъ легко. Какъ мы въ природѣ болѣли съ вами, такъ и будемъ дальше простуживаться. Намъ никакія игры въ спортѣ полезнаго не создаютъ, и никакая наша техническая наука не дала человѣку полезнаго въ жизни.

У насъ въ социализмѣ и у нихъ въ капитализмѣ одна есть чара: у насъ одинаково проходитъ безбожная политика, и у нихъ съ Богомъ такъ же захватываютъ космосъ, никакой разницы между вѣрующими и невѣрующими нѣтъ. Какъ была самовольщина въ этомъ дѣлѣ, такъ и осталась. Захотѣлъ человѣкъ человѣка въ жизни подрѣзать или убить—и дѣлает это. Такъ оно дѣлалось и дѣлается сейчасъ хулигански между нашими людьми и такъ же дѣлается у капиталистовъ, разницы никакой нѣтъ.

Учиться жить мы не пытались и не хотимъ знать, гдѣ же въ природѣ тайна. Я въ этомъ дѣлѣ оказался одинъ со своими силами. Не болѣю, хочу сказать намъ всѣмъ дѣльцамъ въ природѣ: не космосъ намъ надо для жизни, а человѣка одного для всѣхъ насъ закаленнаго тренировкою, чтобы онъ не подвергался никакимъ заболѣваніямъ, чтобы онъ былъ хозяинъ въ природѣ, не боялся никакихъ ея особенностей, а былъ со своимъ побѣжденіемъ въ природѣ.

Надо умѣть доказать свое завоеваніе. Мы этого человѣка съ вами не поняли, Иванова, что онъ у насъ такой непобѣжденный никѣмъ и нигдѣ есть. А онъ завоеватель и побѣдитель природы, учитель народа не вредному, а полезному—дѣлать это дѣло, чтобы наша молодежь эти качества разумѣла и поддержала своимъ умомъ Иванова. Онъ не хочетъ, чтобы нашъ молодой человѣкъ терялъ такъ силы свои въ природѣ, какъ его заставляютъ наши люди. Они въ природѣ ничего хорошаго не нашли, только плохое—на вѣки вѣковъ закопать человѣка въ землю. Это идея не новая въ нашемъ потокѣ, а старая, никуда она не пригодная. Что́ это значитъ нашему брату умерѣть въ природѣ? Это будетъ намъ плохо, не сможемъ быть въ жизни.

Ивановъ выступаетъ по части человѣка въ жизни. Ему надо помочь, чтобы его въ этомъ дѣлѣ никто нигдѣ не безпокоилъ за его исканія въ природѣ. Онъ нашелъ не въ природѣ тайну, онъ нашелъ тайну въ человѣкѣ, въ самомъ себѣ. Хочетъ сказать намъ всѣмъ людямъ, что если такой человѣкъ будетъ между нами въ природѣ, то наша молодежь пойметъ это и станетъ пытаться эти качества въ природѣ завоевать. У насъ для этого дѣла есть Ивановъ, который ходитъ босыми ногами по снѣгу, а быть въ однихъ трусикахъ кажется намъ не хорошо.

Мы природу познаемъ какъ мать свою и выпросимъ у нея то́, что́ намъ слѣдуетъ получить въ жизни. Мы завоюемъ въ природѣ продолженіе въ жизни нашей, умирать мы перестанемъ.

На разборъ моей идеи прошу вызвать Новоровенецкой больницы главнаго врача для точныхъ выявленій.

1968 года 26 октября 1).

1)Сіе обращеніе приведено въ редакціи.

Главная страница.