Владиміръ Высоцкій. Уголовный кодексъ.

Тотъ, кто раньше съ нею былъ.

Въ тотъ вечеръ я не пилъ, не пѣлъ
Я на нее вовсю глядѣлъ,

Какъ смотрятъ дѣти, какъ смотрятъ дѣти.

Но тотъ, кто раньше съ нею былъ,
Сказалъ мнѣ, чтобъ я уходилъ,
Сказалъ мнѣ, чтобъ я уходилъ,

Что мнѣ не свѣтитъ.

И тотъ, кто раньше съ нею былъ,
Онъ мнѣ грубилъ, онъ мнѣ грозилъ.

А я все помню я былъ не пьяный.

Когда жъ я уходить рѣшилъ,
Она сказала: «Не спѣши!»
Она сказала: «Не спѣши,

«Вѣдь слишкомъ рано!»

Но тотъ, кто раньше съ нею былъ,
Меня, какъ видно, не забылъ,

И какъ-то въ осень, и какъ-то въ осень

Иду съ дружкомъ, гляжу стоятъ,
Они стояли молча въ рядъ,
Они стояли молча въ рядъ

Ихъ было восемь.

Со мною ножъ, рѣшилъ я: что жъ,
Меня такъ просто не возьмешь,

Держитесь, гады! держитесь, гады!

Къ чему задаромъ пропадать?
Ударилъ первымъ я тогда,
Ударилъ первымъ я тогда

Такъ было надо.

Но тотъ, кто раньше съ нею былъ,
Онъ эту кашу заварилъ

Вполнѣ серьезно, вполнѣ серьезно.

Мнѣ кто-то на плечи повисъ,
Валюха крикнулъ: «Берегись!»
Валюха крикнулъ: «Берегись!»

Но было поздно.

За восемь бѣдъ одинъ отвѣтъ.
Въ тюрьмѣ есть тоже лазаретъ

Я тамъ валялся, я тамъ валялся,

Врачъ рѣзалъ вдоль и поперекъ,
Онъ мнѣ сказалъ: «Держись, братокъ!»
Онъ мнѣ сказалъ: «Держись, братокъ!»

И я держался.

Разлука мигомъ пронеслась.
Она меня не дождалась,

Но я прощаю, ее прощаю.

Ее, какъ водится, простилъ,
Того жъ, кто раньше съ нею былъ,
Того, кто раньше съ нею былъ,

Не извиняю.

Ее, конечно, я простилъ,
Того жъ, кто раньше съ нею былъ,
Того, кто раньше съ нею былъ,

Я повстрѣчаю!

1962 г.

Главная страница.