Владиміръ Высоцкій. Случаи.

Все относительно.

О вкусахъ не спорятъ: есть тысяча мнѣній
Я этотъ законъ на себѣ испыталъ,
И также Эйнштейнъ, общепризнанный геній,
Весьма относительно все понималъ.

Одѣнусь по модѣ, какъ требуетъ вѣкъ,

Вы скажете сами:

«Да это же просто другой человѣкъ!»

А я тотъ же самый.

Вотъ ужъ дѣйствительно
Все относительно,
Все-все, все.

Набедренный поясъ изъ шкуры пантеры,
О да, неприлично, согласенъ, ей-ей!
Но такъ одѣвались всѣ до нашей эры,
А до нашей эры имъ было виднѣй.

Одѣнусь, какъ требовалъ каменный вѣкъ,

Вы скажете сами:

«Да это же просто другой человѣкъ!»

А я тотъ же самый.

Вотъ ужъ дѣйствительно
Все относительно,
Все-все, все.

Одѣнусь, какъ рыцарь во время турнира,
Знакомые врядъ ли узнаютъ меня,
И крикну, какъ Ричардъ изъ драмы Шекспира:
«Коня мнѣ! Полцарства даю за коня!»

Но вотъ усмѣхнется и скажетъ сквозь смѣхъ

Цѣнитель упрямый:

«Да это же просто другой человѣкъ!»

А я тотъ же самый.

Вотъ ужъ дѣйствительно
Все относительно,
Все-все, все.

Вотъ трость, канотье я изъ нэпа, похоже?
Не надо овацій къ чему лишній шумъ?
Ахъ, въ этомъ костюмѣ узнали? Ну что же,
Тогда я одѣну послѣдній костюмъ.

Долой канотье, вмѣсто тросточки стекъ,

И шепчутся дамы:

«Да это же просто другой человѣкъ!»

А я тотъ же самый.

Будьте же бдительны:
Все относительно,
Все-все, все!

1966 г.

Главная страница.