Владиміръ Высоцкій. Прерванный полетъ.

Мой черный человѣкъ.

Мой черный человѣкъ въ костюмѣ сѣромъ!..
Онъ былъ министромъ, домуправомъ, оффицеромъ.
Какъ ѕлобный клоунъ, онъ мѣнялъ личины
И билъ подъ дыхъ внезапно, безъ причины.
И, улыбаясь, мнѣ ломали крылья,
Мой хрипъ порой похожимъ былъ на вой.
И я нѣмѣлъ отъ боли и безсилья
И лишь шепталъ: «Спасибо, что живой.»
Я суевѣренъ былъ, искалъ примѣты,
Что, молъ, пройдетъ, терпи, все ерунда...
Я даже прорывался въ кабинеты
И зарекался: «Больше — никогда!»

Вокругъ меня кликуши голосили:
«Въ Парижъ мотаетъ, словно мы въ Тюмень.
«Пора такого выгнать изъ Россіи!
«Давно пора, видать, начальству лѣнь.»
Судачили про дачу и зарплату:
Молъ, денегъ прорва, по ночамъ кую...
Я все отдамъ, берите безъ доплаты
Трехкомнатную камеру мою.
И мнѣ давали добрые совѣты,
Чуть свысока, похлопавъ по плечу,
Мои друзья — извѣстные поэты:
«Не стоитъ рѵѳмовать кричу — торчу

И лопнула во мнѣ терпѣнья жила,
И я со смертью перешелъ на ты, —
Она давно возлѣ меня кружила,
Побаивалась только хрипоты.
Я отъ суда скрываться не намѣренъ,
Коль призовутъ — отвѣчу на вопросъ.
Я до секундъ всю жизнь свою измѣрилъ —
И, худо-бѣдно, но тащилъ свой возъ.
Но знаю я, что́ лживо, а что́ свято, —
Я это понялъ все-таки давно.
Мой путь одинъ, всего одинъ, ребята,
Мнѣ выбора, по счастью, не дано.

1979 или 1980 г.

Главная страница.