Владиміръ Высоцкій. Служеніе стихіямъ.

Человѣкъ за бортомъ.Варіантъ Акбара Мухаммада.

Анатолію Гарагулѣ.

Былъ штормъ — канаты рвали кожу съ рукъ,
Вздымались волны въ переплясѣ съ чортомъ,
Пѣлъ вѣтеръ пѣсню грубую, — и вдругъ
Раздался голосъ: «Человѣкъ за бортомъ!»

И сразу — «Полный назадъ! Стопъ машина!

«На воду шлюпку, помочь —
«Вытащить сукина сына
«Или, тамъ, сукину дочь!»

Я пожалѣлъ, что обреченъ шагать
По сушѣ, — значитъ, мнѣ не ждать подмоги —
Никто меня не бросится спасать,
И «Оскаръ» не заплещется въ тревогѣ.

А скажутъ: «Полный впередъ! Вѣтеръ въ спину!

«Будемъ въ порту по часамъ.
«Такъ ему, сукину сыну, —
«Пусть выбирается самъ!»

И мой корабль отъ меня уйдетъ —
На немъ, должно быть, люди выше сортомъ.
Впередсмотрящій смотритъ лишь впередъ —
Не видитъ онъ, что человѣкъ за бортомъ.

Я вижу — мимо суда проплываютъ,

Ждетъ ихъ привѣтливый портъ, —
Мало ли кто выпадаетъ
Съ главной дороги за бортъ!

Пусть въ море меня вынесетъ, а тамъ —
Гуляетъ вѣтеръ вверхъ и внизъ по гаммѣ, —
За мною спуститъ шлюпку капитанъ —
И обрѣту я почву подъ ногами.

Они зацѣпятъ меня за одежду, —

Значитъ, падать одѣтому — плюсъ, —
Въ шлюпочный бортъ, какъ въ надежду,
Мертвою хваткой вцѣплюсь.

Я на борту — курсъ прежній, прежній путь —
Мнѣ тянутъ руки, души, папиросы, —
И я увѣренъ: если что-нибудь —
Мнѣ бросятъ кругъ спасательный матросы.

Правда, качка у нихъ — это норма,

Въ штормы отъ вахтъ не вздохнуть, —
Но человѣку за бортомъ
Здѣсь не дадутъ утонуть!

1969 г.

Главная страница.