Владиміръ Высоцкій. Сказка о лѣсныхъ жителяхъ.

Выходъ въ городъ.

Отъ скучныхъ шабашей смертельно уставши,
Двѣ вѣдьмы идутъ и бесѣду ведутъ:
«Такъ что же, братъ Вѣдьма?» «Пойти посмотрѣть бы,

«Какъ въ городѣ наши живутъ.»

«Какъ все измѣнилось! Уже обнажилось
«Теперь и подножіе Лысой горы.
«И молодцы вродѣ давно не заходятъ

«Остались одни упыри...»

Спросилъ у нихъ Лѣшій: «Вы камо грядеши?»
«Да въ городъ собрались у насъ вѣдь тоска!..»
«Ахъ, глупыя бабы! да взяли хотя бы

«Съ собою меня, старика.»

Ругая другъ дружку, взошли на опушку,
Навстрѣчу попался имъ врагъ Вурдалакъ.
Онъ скверно ругался, но къ нимъ привязался,

Кричалъ, будто знаетъ что̀ какъ.

Тѣ къ Лѣшему: какъ онъ? «Возьмемъ Вурдалака!
«Но кровь не сосать и приличья блюсти!»
Тотъ малость покрякалъ, клыки свои спряталъ

Красавчикомъ сталъ, хоть крести.

Освоились быстро подъ видомъ туристовъ
Поѣли-попили въ кафѣ «Грандъ Отель».
Но Лѣшій поганилъ своими ногами,

И ихъ попросили оттель.

Пока Лѣшій брился, упырь испарился,
И Лѣшій довѣрчивость проклялъ свою.
А вѣдьмы пошлялись, и тоже смотались,

Освоившись въ этомъ раю.

И навѣрняка вѣдь прельстили бѣга вѣдьмъ:
Вѣдь много орутъ, и азартъ на бѣгахъ.
И тамъ проиграли ни много ни мало

Три тысячи въ новыхъ деньгахъ.

Намокшій, поблекшій, насупился Лѣшій,
Но вспомнилъ, что здѣсь его другъ Домовой.
Онъ началъ стучаться: «Гдѣ другъ, домочадцы?»

Ему отвѣчаютъ: «Запой.»

Пока вѣдьмы выли и все просадили,
Пока Лѣшій пилъ-надирался въ кафѣ,
У первой же вдовушки всю выпивъ кровушку,

Спалъ Вурдалакъ на софѣ.

Забывши про вѣдьмъ, мы по лѣсу ѣдемъ,
И лѣсъ передъ нами въ волшебной красѣ.
Поставивъ на насъ, улюлюкаютъ вѣдьмы,

Укрывшись въ кустахъ у шоссе.

1967 г.

Главная страница.