Владиміръ Высоцкій. Въ нѣкоторомъ царствѣ.

Два громилы.

Какъ въ селѣ Большія Вилы,
Гдѣ еще сгорѣлъ сарай,
Жили-были два громилы
Огромадной буйной силы—
Братья Провъ и Николай.

Николай, что понахальнѣй,
По ошибкѣ лѣсъ скосилъ,
Ну а Провъ въ опочивальни
Рушилъ стѣны—и входилъ.

Какъ братья́ не вяжутъ лыка,
Пьютъ отваръ изъ чаги—
Всѣ отъ мала до велика
Прячутся въ оврагѣ.

Въ общемъ, лопнуло терпѣнье—
Вѣдь добро—свое, не чье:
Начинать вооруженье
И идти на усмиренье
Порѣшило мужичье.

Николай, что понахальнѣй,
Въ тотъ моментъ быка ломалъ,
Ну а Провъ въ какой-то спальнѣ
Съ маху стѣну прошибалъ.

«Эй, братанъ, гляди—ватага
Съ кольями, да слышь ли,
Что-то нынче изъ оврага
Рановато вышли!»

Неудобно сразу драться—
Нашъ мужикъ такъ не привыкъ—
Стали прежде задираться:
«Для чего, скажите, братцы,
Нуженъ вамъ безрогій быкъ?»

Николаю это странно:
«Если жалко вамъ быка—
Съ удовольствіемъ съ братаномъ
Можемъ вамъ намять бока!»

Гдѣ-то въ полѣ замеръ заяцъ,
Постоялъ—и ходу...
Провъ ломается, мерзавецъ,
Сотворивши шкоду:

«Ну-ка, кто попробуй вылѣзь—
Въ мигъ раздѣлаюсь съ врагомъ!»
Мужики перекрестились—
Всѣй ватагой навалились:
Кто—багромъ, кто—батогомъ.

Николай, печась о братѣ,
Первый натискъ отражалъ,
Ну а Провъ укрылся въ хатѣ
И оттуда хохоталъ.

Отъ могучего напора
Развалилась хата.
Провъ оттяпалъ ползабора
Для спасенья брата.

«Хватитъ, братъ, обороняться!
Пропадать такъ пропадать!
Коля, нечего стѣсняться,
Колья начали ломаться—
Надо, Коля, нападать!»

По мужьямъ да по ребятамъ
Будутъ бабы слезы лить...
Но рѣшили оба брата
Съ наступленьемъ погодить.

«Гляди въ оба, братень,
Со спины заходятъ!»
«Можетъ, оборотень?»
«Не похоже вродѣ!»

Дѣло въ томъ, что къ намъ въ селенье
Напросился на ночлегъ—
И остался до Успенья,
А потомъ—на поселенье
Никчемушный человѣкъ.

И сейчасъ вотъ изъ-за крика
Ни одинъ не услыхалъ:
Этотъ самый горемыка
Что-то братьямъ приказалъ.

Кровь уже лилась ручьями—
Такъ о чемъ же рѣчь-то?
«Бей братьевъ!»—Но вдругъ съ братья́ми
Сотворилось нѣчто:

Братьевъ какъ бы подкосило,
Стали братья отступать,
Будто въ мигъ лишились силы...
Мужичье ихъ попросило
Больше бѣдъ не сотворять.

Долго думали-гадали,
Что́ блаженный имъ сказалъ,—
Какъ затылковъ ни чесали—
Ни одинъ не угадалъ.

И рѣшили: онъ заклятьемъ
Обладаетъ, видно...
Ну а онъ сказалъ лишь: «Братья,
Какъ же вамъ не стыдно!»

1970 г.

Главная страница.