Слово о Владимірѣ Высоцкомъ.

Дай вамъ Богъ повѣрить въ Бога
Если онъ не Богъ войны.

Владиміръ Высоцкій.

Во имя Аллаха, милостиваго, милосердаго.

«Мнѣ есть что̀ спѣть, представъ передъ Всевышнимъ, мнѣ есть чѣмъ оправдаться передъ Нимъ,» написалъ Вла­ди­міръ Высоцкій въ сво­емъ послѣднемъ стихотвореніи «И снизу ледъ, и сверху маюсь между...», подводя итогъ своей твор­чес­кой дѣятельности въ пред­чув­ствіѣ близкаго конца, и то, что онъ сдѣлалъ, воистину велико.

Поэтъ, актеръ, пѣвецъ, музыкантъ и писатель Владиміръ Высоцкій родился и жилъ въ Россіи во времена ком­му­нисти­чес­ка­го экс­пе­ри­мен­та, и его поэтическое слово было свѣтомъ человѣковъ въ этой многострадальной стра­нѣ. Лишь не­мно­гія изъ его пѣсенъ были оф­фи­ціаль­но признаны при его жизни, но благодаря нелегальнымъ маг­ни­то­фон­нымъ за­пи­сямъ и публикаціямъ спѣтое и про­чи­тан­ное имъ было извѣстно всѣмъ отъ мала до велика. Во тьмѣ строи­тель­ства об­щест­ва всеобщаго счастья Владиміръ Высоцкій по­ка­зы­валъ жизнь та­кою, какая она есть, и его немного хриплый искренній голосъ плѣнялъ сердца людей, и давалъ обманутому народу силы жить, ра­бо­тать и бороться. И не было по­доб­на­го поэта въ прежнія времена его стихи и пѣсни отражали надежды и мечты, боль и горе всѣхъ живущихъ лю­дей, и его голосъ не оставлялъ равнодушнымъ никого. Онъ былъ любимъ милліонами людей разныхъ на­ціо­наль­нос­тей, и се­год­ня, какъ и въ былые дни, его поэзія помогаетъ намъ жить. Поистинѣ, сей мужъ былъ од­нимъ изъ «мо­ре­хо­до­въ, ти­та­новъ, бор­цовъ соз­да­те­лей нашего міра», о которыхъ написалъ Редьярдъ Киплингъ въ «Посвященіи къ „Ка­зар­мен­нымъ бал­ла­дамъ“».

Владиміръ Высоцкій оставилъ огромное поэтическое наследіе болѣе семисотъ стиховъ и пѣсенъ, которые по­ка­зы­ва­ютъ жизнь во всей ея полнотѣ, и охватываютъ всю исторію нашего міра, со дня его сотворенія до самаго кон­ца 1). Какъ писатель онъ является со­ав­то­ромъ извѣстной книги «Черная свѣча» 2), и авторомъ нѣсколькихъ хорошихъ ра­ботъ. Я полагаю произведенія Владиміра Высоцкаго наиболѣе краснорѣчивою защитою человѣческихъ цѣнностей, а его стихи, по моему мнѣнію, стоятъ въ одномъ ряду съ величайшими стихами всѣхъ временъ.

Многіе изъ его стиховъ и пѣсенъ являются пророческими, и я считаю ихъ продолженіемъ пророчествъ Александра Пушкина и Редь­яр­да Киплинга. Конечно, пророчества Владиміра Высоцкаго нуждаются въ толкованіи, и не всѣ изъ нихъ могутъ быть истолкованы до ихъ исполненія. Но нѣкоторыя изъ его пророчествъ ясны для пониманія; и среди его стиховъ и пѣсенъ есть такіе, которые были написаны о прошломъ, но они также имѣютъ отношеніе къ будущему.

Я хотѣлъ бы выдѣлить нѣкоторые изъ тѣхъ стиховъ и пѣсенъ, которые ясны для пониманія. Это «Баллада о вре­ме­ни», «Баллада о Люб­ви», «Баллада о ненависти», «Баллада о книжныхъ дѣтяхъ», «Пѣсня о новомъ времени», «Кор­саръ», «Набатъ», «Охота на вол­ковъ», «Моимъ друзьямъ», «Человѣкъ за бортомъ», «Гимнъ морю и горамъ», «Этотъ день будетъ первымъ всегда и вездѣ...», «Сна­ча­ла было Слово печали и тоски...», «Славный полкъ», «О знакахъ зо­діа­ка», «Баллада о вольныхъ стрѣлкахъ», «Мистерія хиппи», «Жизнь пре­крас­на», «Я вамъ разскажу про то, что бу­детъ...», «Въ портъ не заходятъ пароходы...», «Случаи», «Если гдѣ-то въ глухой неспокойной но­чи...», «Утренняя гим­нас­ти­ка», «Заповѣдникъ», «Оплавляются свѣчи...», «Лукоморья больше нѣтъ», «Мосты сгорѣли, углубились бро­ды...», «За­кру­че­на жизнь, какъ жгуты изъ джута...», «Я не люблю», «Чужая колея», «На маскарадѣ», «Парусъ», «Тем­но­та», «Го­ло­ледъ», «И вкусы, и запросы мои странны...», «Притча о Правдѣ и Лжи», «Исторія болѣзни», «Шу­ле­ра», «О про­ро­кахъ», «Пѣсня о но­тахъ», «Пѣсня о королевскомъ стрѣлкѣ» и «Пѣсня о Россіи».

И вотъ какъ Владиміръ Высоцкій написалъ о своей позиціи въ автобіографическомъ стихотвореніи «Мой черный че­ло­вѣкъ»:

Но знаю я, что̀ лживо, а что̀ свято,
Я это понялъ все-таки давно.
Мой путь одинъ, всего одинъ, ребята,
Мнѣ выбора, по счастью, не дано.

Поэтъ ясно написалъ о своей пророческой миссіи въ знаменитой «Пѣснѣ о Россіи» и другихъ автобіографическихъ пѣс­няхъ и сти­хо­тво­ре­ні­яхъ: «Пѣвецъ у микрофона», «Я изъ дѣла ушелъ», «Упрямо я стремлюсь ко дну...», «Не вѣ­даю, за дрогами поспѣла ли...», «Я спо­ко­енъ Онъ мнѣ все повѣдалъ...», «Памятникъ»... И я думаю, что пѣсня «Сре­да» тоже можетъ быть добавлена къ сему списку.

«Ушелъ одинъ въ томъ нѣтъ бѣды,
Но я приду по ваши души!»

написалъ Владиміръ Высоцкій въ пѣснѣ «Упрямо я стремлюсь ко дну...»; и онъ закончилъ стихотвореніе «Не вѣдаю, за дрогами по­спѣ­ла ли...» словами «Побойтесь Бога, Бога! не меня.»

Также извѣстны его слова, что пѣсня не является полноцѣнною, если въ ней нѣтъ втораго дна; и онъ написалъ въ упо­мя­ну­той пѣснѣ «Случаи»:

«Стремимся въ даль проникнуть мы,
Но наши свѣтлые умы
Все размѣщаютъ между строкъ
У нихъ разсчетъ на долгій срокъ...»

Я полагаю поэзію Владиміра Высоцкаго единымъ цѣлымъ съ ученіемъ Порфирія Иванова 3), миръ ему. По всей ви­ди­мос­ти, поэтъ не зналъ о его приходѣ, однако нѣтъ сомнѣній въ томъ, что въ стихотвореніи «Посланникъ» и въ пѣснѣ «Мореплаватель-одиночка» Вла­ди­міръ Высоцкій написалъ о Богѣ земли, также имѣются относящіяся къ нему стро­ки въ пѣсняхъ «Кто за чѣмъ бѣжитъ» и «Тю­мен­ская нефть».

Въ стихотвореніи «Посланникъ» и въ пѣснѣ «Мореплаватель-одиночка» наблюдается явная аналогія между героемъ оныхъ пѣсенъ, то есть Порфиріемъ Ивановымъ, и Іисусомъ Христомъ, миръ имъ обоимъ.

Я вернусь къ пѣснѣ «Кто за чѣмъ бѣжитъ», когда буду говорить о пѣсняхъ, въ которыхъ поэтъ написалъ о побѣдѣ ис­ла­ма; и вотъ яркое изображеніе Порфирія Иванова, миръ ему, данное Владиміромъ Высоцкимъ въ пѣснѣ «Тю­мен­ская нефть»:

И билъ фонтанъ и разсыпался искрами,
При свѣтѣ ихъ я Бога увидалъ:
По поясъ голый, онъ съ двумя канистрами
Холодный душъ изъ нефти принималъ.

Посланникъ Аллаха, слава Ему, носилъ только шорты (которые закрывали его тѣло отъ пупка до нижней части ко­лѣнъ, что от­вѣ­ча­етъ требованіямъ ислама), и онъ выливалъ на себя два ведра холодной воды четыре раза въ день.

Вотъ упомянутая пѣсня «Утренняя гимнастика», въ которой Владиміръ Высоцкій написалъ о необходимости за­ка­ли­ва­нія холодною во­дою:

Вдохъ глубокій, руки шире,


не спѣшите, три-четыре!

Бодрость духа, грація и пластика!

Общеукрѣпляющая,


утромъ пробуждающая

Если живъ пока еще гим-


настика!

Если вы въ своей квартирѣ,


лягте на полъ, три-четыре!

Выполняйте правильно движенія!

Прочь вліянія извнѣ,


привыкайте къ новизнѣ,

Вдохъ глубокій до изне-


моженія!

Очень выросъ въ цѣломъ мірѣ


гриппа вирусъ, три-четыре!

Ширится, растетъ заболѣваніе.

Если хилый сразу въ гробъ!


Сохранить здоровье чтобъ,

Применяйте, люди, об-


тираніе!

И пока вы не устали


сели-встали, сели-встали.

Не страшны вамъ Арктика съ Антарктикой!

Главный академикъ Йоффе


доказалъ: коньякъ и кофе

Замѣняетъ спортомъ профи-


лактика!

Разговаривать не надо,


приседайте до упада,

Да не будьте мрачными и хмурыми!

Если очень вамъ неймется


окунайтесь гдѣ придется,

Водными займитесь проце-


дурами!

Не страшны дурныя вѣсти


мы отъ нихъ бѣжимъ на мѣстѣ.

Въ выигрышѣ даже начинающій!

Красота: среди бѣгущихъ


первыхъ нѣтъ и отстающихъ,

Бѣгъ на мѣстѣ общеприми-


ряющій!

Вотъ стихотвореніе «Посланникъ»:

Изъ-за горъ, я не знаю гдѣ горы тѣ,
Онъ пріѣхалъ на бѣломъ верблюдѣ.
Онъ ходилъ въ задыхавшемся городѣ,
И его тамъ замѣтили люди.

И людскую толпу безталанную
Съ ея жизнью безпечной и зыбкой
Поразилъ онъ спокойною, странною,
Никому не понятной улыбкой.

Будто знаетъ онъ что-то завѣтное,
Одному лишь извѣстное Богу,
Будто видѣлъ онъ самое свѣтлое,
Что другіе увидѣть не могутъ.

И взбѣсило толпу ресторанную
Съ ея жизнью и прочной, и зыбкой
То, что онъ улыбается странною
И такой непонятной улыбкой.

И герои всѣ были развѣнчаны,
Оказались грѣшны ихъ дѣянья,
Красотой своей гордыя женщины
Позабыли свои притязанья.

И взмолилась толпа безталанная,
Чтобъ помогъ онъ ихъ страждущимъ душамъ,
Чтобъ сказалъ имъ, что̀ самое главное,
И открылъ имъ, что̀ каждому нужно.

И былое исчезло отчаянье,
На мѣста свои все встало снова:
Онъ открылъ имъ дорогу къ мечтаньямъ ихъ,
Возвративъ три потерянныхъ слова.

И вотъ что написалъ поэтъ о той любви къ природѣ, о которой говорилъ и которую показалъ на себѣ Порфирій Ива­новъ, миръ ему, въ упомянутой пѣснѣ «Заповѣдникъ»:

Каждому егерю бѣлый передникъ!
Въ руки табличку: «Не бей! не губи!»
Все это вмѣстѣ зовутъ заповѣдникъ,
Заповѣдь только одна: не убій!

Если Владиміръ Высоцкій дѣйствительно не зналъ о величайшемъ событіи, имѣвшемъ мѣсто послѣ прихода Святаго Пророка Му­хам­ма­да, миръ ему, тогда то, что онъ написалъ о Богѣ земли, можетъ считаться однимъ изъ его ис­пол­нив­ших­ся пророчествъ 4). Однимъ изъ другихъ исполнившихся пророчествъ является его предсказаніе о событіяхъ въ Ки­таѣ, что было разсказано его супругою Ма­ри­ною Вла­ди въ книгѣ ея воспоминаній «Владиміръ, или Прер­ван­ный по­летъ»; и также среди его пророчествъ есть такія, которыя от­но­сят­ся къ живущимъ нынѣ.

Такъ, не трудно догадаться, кто могъ бы исполнить отъ своего имени «Пѣсню Гогера-Могера», въ которой поэтъ пред­уп­реж­далъ насъ о приходѣ разрушителя сія пѣсня имѣетъ прямое отношеніе какъ къ Джорджу Бушу, такъ и къ про­дол­жа­те­лю его дѣла Бараку Оба­мѣ. Но было написано Владиміромъ Высоцкимъ въ пѣснѣ «Летѣла жизнь»: «Когда до­шло почти до самосуда, я всталъ горой за гор­цевъ,» гдѣ горцы означаютъ мусульманъ, и это было обѣщано Святымъ Пророкомъ Мухаммадомъ, миръ ему, сказавшемъ: «Передъ Суднымъ днемъ Всевышній Аллахъ пошлетъ людямъ од­но­го изъ моихъ потомковъ для возстановленія справедливости на землѣ. Имя его будетъ такимъ же какъ и мое имя, а имя отца его будетъ такимъ же какъ и имя моего отца. Онъ наполнитъ весь міръ, погрязшій до его при­хо­да въ насиліи и варварствѣ, свободою и справедливостію.» 5)

Въ стихотвореніи «Въ одной державѣ съ населеньемъ...» Владиміръ Высоцкій написалъ о Борисѣ Ельцинѣ и назвалъ его пьяницею и хамомъ. Онъ также написалъ объ ономъ политикѣ въ стихотвореніи «Въ энскомъ царствѣ жилъ ко­роль...»:

«Въ энскомъ царствѣ жилъ король
Внесъ въ правленье лепту:
Былъ онъ абсолютный ноль
Въ смыслѣ интеллекту.»

Въ двустишіи «Пусть въ безпорядкѣ волосы въ косѣ...» поэтъ написалъ объ украинскомъ «политикѣ» Юліи Ти­мо­шен­ко:

«Пусть въ безпорядкѣ волосы въ косѣ,
Сама коса на рѣдкость аккуратна.»

Конечно, лучше бы оный «государственный дѣятель» не покидалъ свою кухню. Среди пѣсенъ Владиміра Высоцкаго есть такія, въ ко­то­рыхъ онъ написалъ о феминизмѣ, и одною изъ нихъ является «Семья въ каменномъ вѣкѣ». Вотъ одна изъ ея строфъ:

Пять бы женъ мнѣ навѣрное,
Разобрался бы съ вами я!
Но дѣла мои скверныя,
Потому моногамія.

Въ упомянутой пѣснѣ «Лукоморья больше нѣтъ» тридцать три богатыря суть бывшія совѣтскія республики, ихъ быв­шимъ морскимъ дядькой, который ругаетъ все вокругъ, является Борисъ Ельцинъ, Вертопрахъ это Михаилъ Гор­ба­чевъ, а сожженный имъ домъ сѵм­во­ли­зи­ру­етъ Совѣтскій Союзъ.

Можно провести параллель между Порфиріемъ Ивановымъ, миръ ему, который ходилъ босой и почти нагой по Рос­сіи и Украинѣ въ теченіѣ пятидесяти лѣтъ, и пророкомъ Исаіей, миръ ему, который ходилъ босой и нагой въ указаніе и предзнаменованіе объ Египтѣ и Еѳіопіи въ теченіѣ трехъ лѣтъ 6). И Владиміръ Высоцкій написалъ въ стихотвореніи «Всеблагій Богъ! Прошу, не допусти...»:

«Всеблагій Богъ! Прошу, не допусти,
Чтобъ узнали язы́ки иные,
Что изо всѣхъ извѣстныхъ ностальгій,
Всѣхъ сильнѣе тоска по Россіи.»

И я вѣрю, что Россія будетъ существовать всегда, что она преодолѣетъ всѣ трудности, какъ это было написано поэ­томъ въ упо­мя­ну­той «Пѣснѣ о Россіи»:

Какъ засмотрится мнѣ нынче, какъ задышится?
Воздухъ крутъ передъ грозою, крутъ да вязокъ.
Что̀ споется мнѣ сегодня, что̀ услышится?
Птицы разныя поютъ да всѣ изъ сказокъ.

Слѣва Сирины радостно скалятся,
Веселятъ, зазываютъ изъ гнѣздъ,
А напротивъ тоскуетъ-печалится,
Травитъ душу чудной Алконостъ.

Словно семь завѣтныхъ струнъ
Зазвенели въ свой чередъ
Это вѣщій Гамаюнъ
Надежду подаетъ!

Въ синемъ небѣ, колокольнями проколотомъ,
Мѣдный колоколъ, звонкій колоколъ
То ль возрадовался, то ли осерчалъ...
Купола въ Россіи кроютъ чистымъ золотомъ,
Чтобы чаще Господь замѣчалъ.

Я стою, какъ передъ вѣчною загадкою,
Предъ великою да сказочной страною
И соленою, и горько-кисло-сладкою,
Голубою, родниковою, ржаною.

Грязью чавкая жирной да ржавою,
Конь мой вязнетъ ажъ по стремена,
Но везетъ меня сонной державою,
Что однажды воспрянетъ отъ сна.

Словно семь богатыхъ лунъ
Озарили небосводъ
То мнѣ вѣщій Гамаюнъ
Надежду подаетъ!

Душу, сбитую утратами да тратами,
Всю истертую перекатами,
Гдѣ лоскутъ уже до крови истончалъ,
Залатаю золотыми я заплатами,
Чтобы чаще Господь замѣчалъ.

Въ рядѣ стиховъ и пѣсенъ сіи суть упомянутые «И снизу ледъ, и сверху маюсь между...», «Сначала было Слово пе­ча­ли и тоски...», «Славный полкъ», «Жизнь прекрасна», «Я вамъ разскажу про то, что будетъ...» и «Упрямо я стрем­люсь ко дну...», а также «Пѣсня о погибшемъ другѣ», «Штормитъ весь вечеръ, и пока...», «Пиратская», «А счетчикъ щелкаетъ», «Парня спасемъ...» и нѣкоторые дру­гіе Владиміръ Высоцкій написалъ о Судномъ днѣ.

Среди нихъ выдѣляются стихотвореніе «Я вамъ разскажу про то, что будетъ...», и пѣсни «Славный полкъ» я вер­нусь къ ней, когда бу­ду говорить о стихахъ и пѣсняхъ, въ которыхъ поэтъ написалъ объ ожидаемомъ Махди и «Пи­рат­ская», которые отражаютъ гря­ду­щія событія, описанныя въ книгѣ Откровенія и хадисахъ.

Вотъ стихотвореніе «Я вамъ разскажу про то, что будетъ...», послѣднія строки котораго отражаютъ слова Ек­кле­зіас­та, миръ ему, о вѣтрѣ 7):

Я вамъ разскажу про то, что будетъ,
Вамъ такія пріоткрою дали...
Пусть меня историки осудятъ
За непониманіе спирали.

Знаю, на свои вернутся кру́ги
Ураганы поздно или рано,
И, какъ сыромятныя подпруги,
Льды затянутъ брюхо океану.

Упадутъ огромной силы токи
И покажутъ счетчики нули,
И информативные потоки
Не найдутъ привычной колеи.

И тогда не орды Чингисхановъ
Не желѣза звонъ и конскій топотъ,
Милліарды выпитыхъ стакановъ
Эту землю грѣшную затопятъ...

Черные, лиловые, цвѣтные
Сны придутъ и тяжко смежатъ вѣки,
Вотъ тогда вы, добрые и злые,
Станете счастливыми навѣки.

Не скажу когда, но знаю, будетъ
Это или такъ или иначе.
Если плачутъ сѣверные люди,
Значитъ, скоро южные заплачутъ.

Если были сплетни и навѣты,
Значитъ, будутъ паводки и вьюги.
Дуютъ, дуютъ сѣверные вѣтры,
Превращаясь въ южные на югѣ...

И вотъ пѣсня «Пиратская»:

На суднѣ бунтъ, надъ нами чайки рѣютъ.
Вчера изъ-за дублоновъ золотыхъ
Двухъ негодяевъ вздернули на реѣ,
Но надо было вздернуть четверыхъ.

Ловите вѣтеръ всѣми парусами!
Къ чему гадать, любой корабль —врагъ.
Удача миѳъ, но эту вѣру сами
Мы создали, поднявши черный флагъ.

Катился комъ по кораблю отъ бака,
Забыто все и честь, и кутежи.
И, подвывая, можетъ быть, отъ страха,
Они достали длинные ножи.

Ловите вѣтеръ всѣми парусами!
Къ чему гадать, любой корабль врагъ.
Удача миѳъ, но эту вѣру сами
Мы создали, поднявши черный флагъ.

Вотъ двое въ капитана пальцемъ тычутъ:
Достать его и имъ не страшенъ чертъ!
Но капитанъ вчерашнюю добычу
При всей командѣ выбросилъ за бортъ.

Ловите вѣтеръ всѣми парусами!
Къ чему гадать, любой корабль врагъ.
Удача миѳъ, но эту вѣру сами
Мы создали, поднявши черный флагъ.

И вотъ волна, подобная надгробью,
Все смыла, съ горла сброшена рука.
Бросайте жъ за бортъ все, что пахнетъ кровью,
Повѣрьте, что цѣна не высока.

Ловите вѣтеръ всѣми парусами!
Къ чему гадать, любой корабль врагъ.
Удача здѣсь, и эту вѣру сами
Мы создали, поднявши черный флагъ!

Въ сей пѣснѣ капитанъ, который сѵмволизируетъ Всевышняго Аллаха, слава Ему, выбросилъ за бортъ вчерашнюю до­бы­чу, что со­от­вѣт­ству­етъ словамъ Іисуса Христа, миръ ему, сказавшаго: «Всякое растеніе, которое не Отецъ мой не­бес­ный насадилъ, ис­ко­ре­нит­ся.» 8) Пираты же сѵмволизируютъ человѣческій родъ, и сіе сравненіе со­от­вѣт­ству­етъ сло­вамъ Порфирія Иванова, миръ ему, который сказалъ, что мы выбрали неправильную дорогу въ жизни.

Эта мысль проходитъ черезъ многіе стихи и пѣсни Владиміра Высоцкаго. «Все не такъ, ребята,» написалъ онъ въ «Моей цы­ган­ской». И какая же боль звучала въ его голосѣ, когда онъ исполнялъ эту и другія грустныя пѣсни «Очи черныя», «Разстрѣлъ горнаго эха», упомянутыя «Лукоморья больше нѣтъ», «Мосты сгорѣли, углубились бро­ды...» и «Парусъ», которая также называется пѣснью без­по­кой­ства... Конечно же, посѣдевшій отъ ужаса звонарь въ упо­мя­ну­томъ стихотвореніи «Набатъ» это самъ поэтъ.

Вотъ что написалъ онъ кровію своего сердца въ пѣснѣ «Моя цыганская»:

Въ сонъ мнѣ желтые огни,
И хриплю во снѣ я:
«Повремени, повремени
Утро мудренѣе!»
Но и утромъ все не такъ,
Нѣтъ того веселья:
Или куришь натощакъ,
Или пьешь съ похмелья.

Въ кабакѣ зеленый штофъ,
Бѣлыя салфетки
Рай для нищихъ и шутовъ,
Мнѣ жъ какъ птицѣ въ клеткѣ.
Въ Божьей церкви полумракъ,
Дьяки курятъ ладанъ...
Нѣтъ, и въ церкви все не такъ,
Все не такъ, какъ надо!

Я на гору впопыхахъ,
Можетъ, тамъ что вышло,
На горѣ стоитъ ольха,
Подъ горою вишня.
Хоть бы склонъ увить плющомъ,
Мнѣ бъ и то отрада,
Хоть бы что нибудь еще...
Все не такъ, какъ надо!

Я по полю вдоль рѣки:
Свѣта тьма, нѣтъ Бога!
Въ чистомъ полѣ васильки,
Дальная дорога.
Вдоль дороги лѣсъ густой
Съ бабами-ягами,
А въ концѣ дороги той
Плаха съ топорами.

Гдѣ-то кони пляшутъ въ тактъ,
Нехотя и плавно.
Вдоль дороги все не такъ,
А въ концѣ подавно.
И ни церковь, ни кабакъ
Ничего не свято!
Нѣтъ, ребята, все не такъ!
Все не такъ, ребята...

Другія картины сегодняшняго кризиса матеріализма представлены Владиміромъ Высоцкимъ въ упомянутой пѣснѣ «Исторія бо­лѣз­ни», въ стихотвореніяхъ «А мы живемъ въ мертвящей пустотѣ...», «У кого на душѣ только тихая грусть...», «Схлынули вешнія во­ды...», гдѣ вешнія воды означаютъ воды Всемірнаго потопа...

«Что есть мочи я, братцы, за васъ хлопочу!» написалъ онъ въ автобіографической пѣснѣ «Мнѣ судьба до по­слѣд­ней черты, до крес­та...», и подобныя слова были сказаны Порфиріемъ Ивановымъ, миръ ему. Въ странѣ, которую ком­мунисты хотѣли отвернуть отъ лица Аллаха, слава Ему, сіи рыцари истины сказали людямъ, что есть путь къ не­земнымъ чудесамъ, и они ожидаютъ насъ, какъ это было на­пи­са­но Владиміромъ Высоцкимъ въ упомянутой пѣснѣ «Этотъ день будетъ первымъ всегда и вездѣ...»

«Сколько чудесъ за туманами кроется
Не подойти, не увидѣть, не взять,
Дважды пытались, но Богъ любитъ Троицу
Глупо опять поворачивать вспять,»

написалъ поэтъ въ пѣснѣ «Туманъ». Двѣ попытки означаютъ іудаизмъ и христіанство, а третіей является исламъ, или Богово дѣло, го­во­ря словами Порфирія Иванова, миръ ему, черезъ котораго лучшая изъ религій была вновь пред­ло­же­на всѣмъ людямъ 9), какъ это было обѣщано Святымъ Пророкомъ Мухаммадомъ, миръ ему, сказавшемъ: «Поистинѣ, начало ислама было удивительнымъ, и его воз­вра­ще­ніе будетъ такимъ же удивительнымъ, какъ и на­ча­ло, и бла­жен­ны будутъ странники,» 10) гдѣ странники означаютъ пра­вед­ни­ковъ среди плохихъ людей.

Въ романсѣ «Чайка» Владиміръ Высоцкій написалъ:

«Я въ себѣ растворюсь,

Я навѣки сольюсь


съ силуэтомъ своимъ.»

Я понимаю сіи слова какъ поэтическое отраженіе того, что произойдетъ въ Судный день, и связываю ихъ съ тѣмъ, что Порфирій Ива­новъ, миръ ему, называлъ эволюціей, когда человѣкъ, говоря его словами, легкаго характера сдѣ­ла­ет­ся.

Въ стихотвореніи «У профессіональныхъ игроковъ...» поэтъ написалъ, что эволюція начнется въ двадцать первомъ вѣ­кѣ. Вотъ это сти­хо­тво­ре­ніе:

У профессіональныхъ игроковъ
Любая масть ложится передъ червой,
Такъ вѣкъ двадцатый, лучшій изъ вѣковъ,
Какъ шлюха, упадетъ подъ двадцать первый.

Я думаю, ученые наврали,
Проколъ у нихъ въ теоріи, прорѣзъ:
Развитіе идетъ не по спирали,
А вкривь и вкось, вразрѣзъ, наперерѣзъ!

Я думаю, и Аллахъ, слава Ему, знаетъ лучше, что сіе стихотвореніе отражаетъ событіе, описанное въ одиннадцатой главѣ книги От­кро­ве­нія, въ которой сказано, что два свидѣтеля будутъ убиты звѣремъ, а послѣ трехъ дней съ по­ло­ви­ною станутъ на ноги свои, и взойдутъ на небо на облакѣ; и что сіи свидѣтели суть тѣ «двое негодяевъ», про ко­то­рыхъ Владиміръ Высоцкій написалъ въ упо­мя­ну­той пѣснѣ «Пиратская».

Въ нѣсколькихъ пѣсняхъ поэта главными персонажами являются два друга. Особое мѣсто среди нихъ занимаютъ пѣсни «Тотъ, кто рань­ше съ нею былъ» и «Двѣ пѣсни объ одномъ воздушномъ боѣ», въ которыхъ двое друзей сра­жа­ют­ся про­тивъ осьмерых про­тив­ни­ковъ.

Послѣдняя изъ оныхъ пѣсенъ разсказываетъ о двухъ летчикахъ, которые погибли въ воздушномъ бою, зная что они бу­дутъ отомщены и что они попадутъ въ рай, и надеясь что Богъ сдѣлаетъ ихъ ангелами-воителями или хотя бы ан­ге­ла­ми-хранителями, дабы они мог­ли «удачу нести на крылѣ» такимъ, какими были они.

Кто нибудь можетъ сказать, что слова Владиміра Высоцкаго это всего лишь слова, однако невозможно сом­нѣ­вать­ся въ словахъ Бога земли, котораго приходъ былъ предвѣщенъ черезъ пророка Исаію 11) и апостола Іоанна 12), миръ имъ. «А такихъ, какъ я, никогда не бы­ло нигдѣ, нѣтъ и не будетъ,» написалъ онъ въ работѣ «Побѣда моя». Пять­десятъ лѣтъ Порфирій Ивановъ, миръ ему, ходилъ по Россіи и Украинѣ, помогая людямъ вернуть здоровье, одѣтый лишь въ шорты до колѣнъ зимою и лѣтомъ. Онъ вылѣчилъ тысячи лю­дей отъ та­кихъ болѣзней какъ туберкулезъ, си­ли­козъ, язва. Онъ остановилъ трехдневный проливной дождь, вызвалъ дождь во время за­су­хи, ос­та­но­вилъ двух­днев­ный штормъ 13). Онъ могъ обходиться безъ пищи и воды болѣе ста дней подрядъ, находиться подъ водою болѣе трехъ ча­совъ, не заходить въ домъ болѣе недѣли въ суровую русскую зиму. Онъ сопровождалъ, въ духѣ, Юрія Гагарина во вре­мя его полета въ космосѣ 14), прошелъ черезъ пытки въ гестапо, совѣтскихъ тюрьмахъ и спеціальныхъ пси­хіат­ри­чес­кихъ боль­ни­цахъ... Никто не можетъ дѣлать такое, если не будетъ съ нимъ Аллахъ, слава Ему; и слова Порфирія Ива­но­ва, миръ ему, под­тверж­да­ютъ сло­ва Владиміра Вы­соц­ка­го.

Есть два стихотворенія, это упомянутыя «Я вамъ разскажу про то, что будетъ...» и «Въ портъ не заходятъ па­ро­хо­ды...», въ которыхъ поэтъ написалъ о грядущихъ катаклизмахъ ураганахъ, глобальномъ оледенѣніи и глобальной энер­ге­ти­чес­кой катастрофѣ. Сіи сти­хо­тво­ре­нія, по моему мнѣнію, имѣютъ непосредственное отношеніе къ пре­ду­преж­де­нію Порфирія Иванова, миръ ему, что будетъ слиш­комъ поздно учиться жить въ гармоніи съ природою, ког­да упадетъ съ высоты «мизерная вещь». Богъ земли также сказалъ, что Ка­ли­фор­нія готовится къ гибели, и Ка­ли­фор­нія, по моему мнѣнію, означаетъ нашу техническую цивилизацію.

Въ упомянутой «Пѣснѣ о вѣщемъ Олегѣ» (вторая пѣсня изъ двухъ пѣсенъ «О пророкахъ») князь Олегъ принялъ смерть отъ своего коня. Давайте будемъ реалистами и подумаемъ о томъ, что произойдетъ съ нашей зависимою отъ элект­ро­энер­гіи цивилизаціей, если слу­чится солнечный штормъ подобный тому, что случился сто пятьдесятъ лѣтъ назадъ, вѣдь мы не гарантированы отъ повторенія та­кихъ штормовъ.

Владиміръ Высоцкій также предупредилъ насъ объ опасности китайскаго экономическаго бума въ пѣснѣ «ки­тай­ска­го» цикла «О ки­тай­ской проблемѣ», и вотъ его слова:

Если такъ дальше, не надо и бѣдъ
Скоро конецъ нашей эры:
Эти китайцы за нѣсколько лѣтъ
Землю лишатъ атмосферы.

Въ воровской пѣснѣ «Я въ дѣлѣ» поэтъ написалъ о законѣ, который данъ намъ въ Священномъ Коранѣ:

«У насъ для всѣхъ одинъ законъ
И дальше онъ останется такимъ.»

И онъ ясно написалъ о побѣдѣ ислама въ пѣсняхъ «Оловянные солдатики», въ которой синіе солдаты сѵм­во­ли­зи­ру­ютъ слугъ врага рода человѣческаго, и «Высота», а также въ упомянутыхъ пѣсняхъ «Корсаръ», въ которой пираты сѵм­во­ли­зи­ру­ютъ мусульманъ, «Кто за чѣмъ бѣжитъ» и «Пиратская».

Пѣсня «Высота» повѣствуетъ о битвѣ за высоту, на которой скрестились наши пути и судьбы, которую мы занимали и отдавали семь разъ, и которую мы возьмемъ навсегда въ осьмый разъ. И есть шесть главныхъ посланниковъ къ че­ло­вѣ­чест­ву, выдѣленныхъ въ Свя­щен­номъ Коранѣ это пророки Адамъ, Ной, Авраамъ и Моисей, Іисусъ Христосъ и Свя­тый Пророкъ Мухаммадъ, миръ имъ всѣмъ. Я думаю, и Аллахъ, слава Ему, знаетъ лучше, что сіи шесть пос­лан­ни­ковъ и Махди, который наполнитъ землю справедливостію и доб­ромъ, суть семь духовъ Божіихъ, упомянутыхъ въ книгѣ От­кро­ве­нія 15). Осьмымъ главнымъ посланникомъ является Богъ земли, ко­тораго обликъ сходенъ съ обли­комъ Того, Кто подобенъ Сыну человѣческому на представленной въ сей книгѣ аллегорической кар­ти­нѣ 16).

Въ пѣснѣ «Кто за чѣмъ бѣжитъ», въ которой четверо бѣгуновъ первый, который уповаетъ на награду и не имѣетъ высокихъ мыслей, вторый, который далекъ отъ плотскихъ утѣхъ и надѣется на славу, третій, который убѣленъ и умуд­ренъ, и четвертый, который бѣ­житъ спокойно сѵмволизируютъ четыре основныя религіи міра іудаизмъ, хрис­тіан­ство, буддизмъ и исламъ соотвѣтственно, Вла­ди­міръ Высоцкій написалъ:

«Не проглотитъ первый лакомый кусокъ,
Не надѣть второму ла́вровый вѣнокъ,
Ну а третьему ползти
На запа́сные пути.»

Четвертый бѣгунъ сбросилъ майку передъ финишемъ, и сіе относится къ Порфирію Иванову, миръ ему. Поэтъ за­кон­чилъ эту пѣсню словами:

«Отдѣляются лопатки отъ плечей
И летитъ, летитъ четверка первачей!»

Я думаю, и Аллахъ, слава Ему, знаетъ лучше, что четверо животныхъ, упомянутыхъ въ книгѣ Откровенія первое, ко­то­рое подобно льву, второе, которое подобно тельцу, третіе, которое имѣетъ лице, какъ человѣкъ, и четвертое, ко­то­рое подобно орлу летящему 17), сѵмволизируютъ іудаизмъ, буддизмъ, христіанство и исламъ соотвѣтственно.

И нѣтъ сомнѣній въ томъ, что горящіе факела въ упомянутой пѣснѣ «Этотъ день будетъ первымъ всегда и вездѣ...» оз­на­ча­ютъ сіи ре­ли­гіи.

Владиміръ Высоцкій написалъ много стиховъ и пѣсенъ о войнѣ, и къ нимъ относятся упомянутыя «Рѣже, меньше но­ютъ раны...» (двѣ заключительныя строки сего стихотворенія суть эпиграфъ къ этому предисловію), «Баллада о не­на­вис­ти», «Бал­ла­да о книжныхъ дѣ­тяхъ», «Пѣс­ня о новомъ времени», «Корсаръ», «Набатъ», «Славный полкъ», «Тем­но­та», «Пѣсня о погибшемъ другѣ», «Двѣ пѣсни объ одномъ воз­душ­номъ боѣ» и «Высота». Я отношу оныя стихи и пѣсни къ вой­нѣ вра­говъ Аллаха, слава Ему, противъ вѣрующихъ, за­вер­шающая стадія которой началась съ одоб­ре­нія бри­тан­скимъ пра­ви­тельствомъ такъ называемой «деклараціи Бальфура», и которая идетъ се­год­ня въ Па­лес­тинѣ, Аф­га­ни­станѣ, Иракѣ...

Совершенно очевидно, что въ «Балладѣ о ненависти» и «Набатѣ» врагами являются американскіе и «исраильскіе» «де­мо­кра­ты» и ихъ союзники. И это суть тѣ, что были названы Владиміромъ Высоцкимъ здоровенными жлобами въ упо­мя­ну­той пѣснѣ «Лукоморья боль­ше нѣтъ», и посторонними, которые находятся по другую сторону отъ насъ, въ сти­хо­тво­ре­ніи «Мнѣ въ душу ступитъ кто-то по­сто­рон­ній...»

Въ стихотвореніи «Позвольте, значитъ, доложить...» поэтъ написалъ о безславномъ концѣ американскихъ «ми­ро­твор­чес­кихъ миссій»:

«Позвольте, значитъ, доложить,
Господинъ генералъ:
Того, кто долженъ насъ кормить,
Слѣдъ простылъ, чертъ побралъ!

«Потери наши велики,
Господинъ генералъ,
Казармы наши далеки,
Господинъ генералъ.

«Солдаты мамины сынки,
Ихъ на штурмъ не поднять.
Такъ что, выходитъ, не съ руки
Отступать-наступать.»

И есть стихотвореніе «Нашъ киль скользитъ по Дону ли, по Шпреѣ...», въ которомъ Владиміръ Высоцкій назвалъ такъ называемое «государство Исраиль» мизернымъ уголкомъ, раздутымъ до величія Исраилемъ и нееврейскимъ Ис­раи­лемъ. Но евреи не имѣютъ пра­ва на созданіе собственнаго государства 18), и было сказано черезъ пророка Ісаію 19), пророка Михея 20) и другихъ библейскихъ про­ро­ковъ, миръ имъ всѣмъ, что сіе «государство» будетъ унич­то­же­но. И Святый Пророкъ Мухаммадъ, миръ ему, сказалъ, что му­суль­ма­не побѣдятъ іудеевъ.

Въ началѣ сего года 21) въ мусульманской семьѣ въ Дагестанѣ родился мальчикъ, на тѣлѣ котораго два раза въ не­дѣ­лю появляются надписи на арабскомъ языкѣ: отдѣльныя слова, аяты Священнаго Корана и хадисы. Надписи сох­ра­ня­ют­ся въ теченіѣ трехъ дней, за­тѣмъ онѣ постепенно исчезаютъ и на ихъ мѣстѣ появляются новыя. Первое слово появилось вскорѣ послѣ его рожденія, и это было слово «Аллахъ». Родители ребенка не рѣшались разсказывать объ этомъ яв­ле­ніи, пока на его тѣлѣ не появилась надпись «Покажите Мои знаменія людямъ». Въ теченіѣ мѣсяца ра­ма­данъ мальчикъ отказывался принимать пищу до захода солнца 22).

Преславенъ Аллахъ! Онъ показалъ намъ столько чудесъ 23), и теперь даровалъ такое замѣчательное чудо... Но сколь­ко чудесъ нужно для того, чтобы объединить людей добра для борьбы со зломъ? Давайте будемъ читать «Радіо Ис­ламъ» и «Добро пожаловать въ док­ладъ Голдстоуна», и смотрѣть подготовленные «Кампаніей за Палестину» видѣо-ма­те­ріа­лы, чтобы понять что американскіе и «ис­раиль­скіе» «демократы» и ихъ союзники суть враги всѣхъ вѣ­рую­щихъ. Да­вай­те будемъ читать «Палестинскій информаціонный центръ», «Ин­фор­ма­ціон­ный бюллетень бригадъ име­ни Иззеддина аль-Кассама» и «Оффиціальный сайтъ исламскаго сопротивленія въ Ливанѣ», что­бы понять что по­ку­пая американскіе или «исраильскіе» товары, мы становимся соучастниками въ убіеніи нашихъ братьевъ и сестеръ. Да­вай­те будемъ чи­тать хадисы и книгу Откровенія, чтобы понять что мы живемъ въ послѣдніе дни, и каждый дол­­женъ сдѣлать свой вы­боръ 24).

Соединенные Штаты и «Исраиль» показаны Владиміромъ Высоцкимъ въ упомянутыхъ пѣсняхъ «Шулера» и «Пи­рат­ская», гдѣ они суть тѣ двое, что призывали своихъ сообщниковъ смѣстить капитана (который сѵмволизируетъ Все­выш­ня­го Аллаха, слава Ему), и въ пѣс­нѣ «Два громилы».

Вотъ что написалъ Владиміръ Высоцкій о нашихъ «гостяхъ» на Востокѣ въ пѣснѣ «Шулера»:

У насъ вчера съ позавчера


шла спокойная игра

Козырей въ колодѣ каждому хватало.

И сходились мы на томъ,


что, оставшись при своемъ,

Расходились, а потомъ все шло съ начала.

А вотъ явились къ намъ они, сказали: «Здрасьте!»
Мы ихъ не ждали, а они уже пришли...
А въ колодѣ какъ-никакъ четыре масти,
Но къ нимъ уходятъ всѣ тузы и короли!

И пошла у насъ съ утра


неудачная игра,

Не мѣшайте и не хлопайте дверями!

И шерстятъ они насъ въ пухъ:


имъ успѣхъ, а намъ испугъ,

Но тузы они вѣдь бьются козырями!

А вотъ явились къ намъ они, сказали: «Здрасьте!»
Мы ихъ не ждали, а они уже пришли...
А въ колодѣ какъ-никакъ четыре масти,
И имъ достались всѣ тузы и короли!

Шла неравная игра


одолѣли шулера.

Карта претъ имъ, ну а намъ пойду покличу!

Зубы щелкаютъ у нихъ


видно, каждый хочетъ вмигъ

Кончить дѣло и начать дѣлить добычу.

А вотъ явились къ намъ они, сказали: «Здрасьте!»
Мы ихъ не ждали, а они уже пришли...
А въ колодѣ какъ-никакъ четыре масти,
И имъ достались всѣ тузы и короли!

Только зря они шустры


не сейчасъ конецъ игры!

Жаль, что вечеръ на дворѣ такой безлунный.

Мы плетемся наугадъ,


намъ Фортуна кажетъ задъ,

Но ничего мы разсчитаемся съ Фортуной!

И вотъ явились къ намъ они, сказали: «Здрасьте!»
Мы ихъ не ждали, а они уже пришли...
Но въ колодѣ все равно четыре масти,
И намъ достанутся тузы и короли!

Съ другой стороны, гости сѵмволизируютъ сіонистовъ, а слова припѣва сей пѣсни «въ колодѣ какъ-никакъ четыре мас­ти» говорятъ о томъ, что въ мірѣ есть четыре основныя религіи.

И вотъ первая строфа изъ пѣсни «Два громилы», въ которой село Большія Вилы сѵмволизируетъ нашу землю, а са­рай Чер­но­быль­скую атомную электростанцію (Чернобыльская катастрофа, которая случилась когда вострубилъ тре­тій Ангелъ 25), произошла че­резъ шесть лѣтъ послѣ смерти поэта):

Какъ въ селѣ Большія Вилы,
Гдѣ еще сгорѣлъ сарай,
Жили-были два громилы
Огромадной буйной силы
Братья Провъ и Николай.

Сія пѣсня имѣетъ счастливый конецъ: братьямъ стало стыдно за свое поведеніе и они прекратили терроризировать людей, когда стран­никъ сказалъ имъ: «Братья, какъ же вамъ не стыдно!»

Оные же «демократы» американскіе, «исраильскіе» и иже съ ними не интересуется мнѣніемъ кого бы то ни бы­ло; но тѣмъ, про­тивъ кого сражаются, дозволено сражаться, потому что съ ними поступили несправедливо, и во­ис­ти­ну, Аллахъ способенъ помочь имъ, и Онъ непремѣнно помогаетъ тому, кто помогаетъ Ему вотъ что говоритъ Свя­щен­ный Коранъ 26). Однажды мы искоренимъ эту «де­мо­кра­тію», но мы уже не вернемъ дѣтей, которыя были убиты въ ея имя... И какъ же правъ былъ Владиміръ Высоцкій, когда онъ написалъ въ упомянутой пѣснѣ «Исторія бо­лѣз­ни»:

«Живетъ живое все быстрѣй,
Все злѣй и безполезнѣй
И наслаждается своей
Исторіей болѣзни...»

У меня есть чувство, и Аллахъ, слава Ему, знаетъ лучше, что надписи на тѣлѣ мальчика это знакъ, что ожидаемый Махди уже ро­дился гдѣ-то среди насъ, что такое великое чудо объявляетъ о началѣ новой эры въ исторіи че­ло­вѣ­чест­ва. И есть два признака, которые подтверждаютъ сіе чувство: однимъ изъ нихъ является то, что имя мальчика Али, а Махди, какъ извѣстно изъ хадисовъ, будетъ по­томкомъ назначеннаго преемника 27), приемнаго сына и зятя Святаго Пророка Мухаммада Али и дочери Пророка Фатимы, миръ имъ всѣмъ; а другимъ является то, что въ одну изъ пятницъ на тѣлѣ мальчика появились слова «Благословенный рабъ», а днемъ прихода Махди, что также из­вѣст­но изъ хадисовъ, будетъ пятница. Порфирій Ивановъ, миръ ему, который призывалъ приготовить путь по­слан­ни­ку Аллаха, слава Ему, на протяженіи многихъ лѣтъ, написалъ въ своихъ дневникахъ, что онъ придетъ въ недалекомъ будущемъ 28).

И я считаю, что дни, въ которые появляются надписи это происходитъ по понедѣльникамъ и четвергамъ или пят­ни­цамъ или, ино­гда, середамъ указываютъ на то, что отнынѣ для насъ весьма желателенъ постъ по по­не­дѣль­ни­камъ, а для тѣхъ, кто можетъ, и по чет­вер­гамъ тоже. Сіи дни, понедѣльникъ и четвергъ, относятся къ тѣмъ днямъ, въ которые Святый Пророкъ Мухаммадъ, миръ ему, призывалъ насъ поститься; и Порфирій Ивановъ, миръ ему, со­вѣ­то­валъ пос­тить­ся по крайней мѣрѣ одинъ день въ недѣлю 29).

Среди стиховъ и пѣсенъ Владиміра Высоцкаго я вижу такіе, въ которыхъ онъ написалъ о Махди это пѣсня «Райскія яблоки» и сти­хо­тво­ре­нія «Я не волнуюсь и не грущу...» и «Жилъ-былъ человѣкъ, который очень много видѣлъ...», упо­мя­ну­тыя «Пѣсня о нотахъ» и «Пѣс­ня о королевскомъ стрѣлкѣ», и нѣкоторыя другія пѣсни.

Въ самомъ дѣлѣ, насколько точно пѣсня «Райскія яблоки» отражаетъ слова Святаго Пророка Мухаммада, миръ ему. Согласно ха­ди­самъ, Махди будетъ удаленъ отъ людей два раза, и герой сей пѣсни умираетъ насильственною смер­тію и воскресаетъ изъ мертвыхъ дважды. Однако ни одинъ изъ источниковъ не сообщаетъ, что поэтъ зналъ хадисы.

Герой «Райскихъ яблокъ» становится свидетелемъ допроса, который устраиваютъ умершимъ Мункаръ и Накиръ, ими являются «двое въ зеленомъ», и видитъ судъ Аллаха, слава Ему, надъ грѣшниками, которые представлены какъ «бичи». И оба раза онъ воз­вра­ща­ет­ся изъ загробнаго міра съ райскими яблоками, то есть съ сокровищами.

И въ этой пѣснѣ говорится о повтореніи исторіи съ распятіемъ, что есть, конечное, иносказаніе, только на сей разъ распятымъ бу­детъ Махди.

Вотъ стихотвореніе «Жилъ-былъ человѣкъ, который очень много видѣлъ...», въ которомъ портретъ героя полностью соотвѣтствуетъ опи­са­нію Махди, которое дается въ хадисахъ, и въ которомъ тотъ фактъ, что онъ имѣлъ гаремъ, оз­на­ча­етъ что онъ былъ му­суль­ма­ни­номъ:

Жилъ-былъ человѣкъ, который очень много видѣлъ
И бывалъ Богъ знаетъ гдѣ и съ кѣмъ,
Все умѣлъ, все зналъ, и даже мухи не обидѣлъ,
Даже женщинъ, хоть имѣлъ гаремъ.

Святый Пророкъ Мухаммадъ, миръ ему, сказалъ, что у Махди не будетъ возможности вести спокойную жизнь, какъ у обычныхъ людей. И я также отношу къ пѣснямъ о Махди упомянутую пѣсню «Парня спасемъ...», въ которой герой росъ безъ родителей и велъ без­ша­баш­ную жизнь, но зналъ что «все ерунда, кромѣ суда самаго страшнаго», пѣсню «Бросьте скуку, какъ корку арбузную...», въ которой герою пришлось узнать цѣну мира, когда онъ выросъ, пѣсню «Разбойничья», въ которой герой хлебнулъ горя, горше ко­то­ра­го не бываетъ, или пѣсню «На возрастъ юный мой ты не смотри...», въ которой герой говоритъ:

«На возрастъ юный мой ты не смотри,
Не надо къ молодымъ годамъ цѣпляться:
Христа прода́лъ Іуда въ тридцать три,
Ну а меня прода́ли въ восемнадцать.

«Христосъ, однако, все же вѣрить могъ
Одиннадцати правильнымъ ребятамъ,
А я сижу и мучаюсь весь срокъ:
Ну кто же изъ друзей меня упряталъ?»

Владиміръ Высоцкій также написалъ о Махди въ упомянутой пѣснѣ «Славный полкъ», въ послѣдней строфѣ которой говорится не о по­ра­же­ніи славнаго полка, который сѵмволизируетъ мусульманскую умму, а о послѣднихъ дняхъ какъ они описаны въ хадисахъ. Въ сей пѣснѣ командиръ полка сѵмволизируетъ Махди, а умолкнувшій трубачъ это самъ поэтъ, и вотъ эта пѣсня:

Облобызавъ штандарта пыльный шелкъ
И выплюнувъ отъ ярости протезы,
Полковникъ звалъ: «Впередъ, мой славный полкъ!
Презрѣйте смерть, мои головорѣзы!»

Своимъ штандартомъ искренне горды,
Вдохновлены напутственною рѣчью,
Расталкивая спины и зады,
Одни стремились въ первые ряды
И первыми ложились подъ картечью.

Хитрецъ и тотъ, который не былъ смѣлъ
Не пожелавъ платить такую цѣну,
Ползъ въ задній рядъ и былъ ему удѣлъ
Попасть однополчанамъ на прицѣлъ
И быть убитымъ въ спину за измѣну.

Сегодня каждый третій безъ сапогъ,
Но послѣ битвы заживутъ, какъ крезы.
Прекрасный полкъ, надежный, вѣрный полкъ,
Отборные въ полку головорѣзы!

А третьи среди битвы и бѣды
Старались сохранить и грудь, и спину,
Не выходя ни въ первые ряды,
Ни въ задніе, и, какъ из-за ѣды,
Дрались за золотую середину.

Они напишутъ толстые труды
И будутъ храбро биться на картинѣ
Тѣ, что не вышли въ первые ряды,
Но не были и сзади, и горды
Тѣмъ будутъ, что ютились въ серединѣ.

Уже трубачъ израненный умолкъ,
Не слышно мѣди только звонъ желѣза.
Ахъ, славный полкъ, надежный, вѣрный полкъ,
Отборные въ полку головорѣзы!

Такимъ штандарта честь не запятнать,
Дышалъ полковникъ весело и ровно.
А третьихъ даже можно оправдать,
Вѣдь если кто-то долженъ умирать,
То кто-то долженъ выжить, безусловно.

Но нѣтъ звѣзды тусклѣе, чѣмъ у нихъ,
Увѣренно дотянутъ до кончины,
Впередъ пустивъ отчаянныхъ и злыхъ,
Послѣдній рядъ оставивъ для другихъ,
Умѣренные люди середины.

Затоптанъ въ грязь штандарта славный шелкъ,
Раздавлены полковничьи протезы...
Ахъ, славный полкъ!.. Да былъ ли славный полкъ,
Въ которомъ сплошь одни головорѣзы?

Другою пѣснью о Махди является упомянутая «Пѣсня о погибшемъ другѣ», въ которой поэтъ написалъ:

«Скупо, точно и ловко
Богъ отмѣрилъ намъ вѣкъ,
Скоростной и недолгій
Какъ предвзлетный разбѣгъ.

«Кто на взлетѣ разбился,
Кто взлетѣлъ навсегда...
Ну а я приземлился,
Вотъ какая бѣда.»

И, конечно, упомянутое стихотвореніе «Набатъ» тоже отнесится къ Махди (и къ Владиміру Высоцкому, какъ было от­мѣ­че­но выше).

Порфирій Ивановъ, миръ ему, написалъ въ своихъ дневникахъ о томъ, что ожидаемый посланникъ пройдетъ черезъ тюрьмы и боль­ницы; и Владиміръ Высоцкій написалъ объ этихъ учрежденіяхъ во многихъ стихахъ и пѣсняхъ, въ раз­ска­захъ «Дельфины и психи» и «Опять дельфины», и въ упомянутой книгѣ «Черная свѣча».

Но какъ же поэтъ тосковалъ по царству справедливости... Однимъ изъ стихотвореній, въ которомъ его тоска про­яви­лась особенно силь­но, является стихотвореніе «Мнѣ, можетъ, крикнуть хочется, какъ встарь...», и вотъ оно:

Мнѣ, можетъ, крикнуть хочется, какъ встарь:
«Привѣтъ тебѣ, надежа-государь!»
Да только руку некому лобзать.
Я не кричу, я думаю: не ври!
Уже перевелись государи,
На коихъ можно было уповать.

И вотъ одно изъ его раннихъ стихотвореній «Двадцать четыре часа всѣ сутки...»:

Двадцать четыре часа всѣ сутки,
Если кривить душой,
Будетъ тебѣ непріятно и жутко
Вмѣстѣ съ самимъ собой.

Въ общемъ, не трудно творить чудеса
Люди, попробуйте сами
Сдѣлать двадцать четыре часа
Пріятными, хорошими, нескучными часами.
Я желаю, чтобъ ваши двадцать четыре часа
Были именно чудесами!

Было время, когда Владиміръ Высоцкій говорилъ, что онъ не поетъ лирическія пѣсни. Однако онъ писалъ и пѣлъ та­кія прекрасныя лирическія пѣсни какъ «Пѣсня Марьюшки», «Мы васъ ждемъ», «Бѣлый вальсъ», «Свадебная», «Ко­лы­бель­ная», «Лирическая», «Жи­ли-были на морѣ...», «Реальнѣй сновидѣнія и бреда...», «Дальній Востокъ»... Одну изъ этихъ пѣсенъ, «Реальнѣй сновидѣнія и бреда...», поэтъ никогда не исполнялъ на сценѣ, можетъ быть онъ счи­талъ ее слиш­комъ лирическою.

Другою написанною имъ лирическою пѣснью является упомянутая «Баллада о Любви», и вотъ эта баллада:

Когда вода Всемірнаго потопа
Вернулась вновь въ границы береговъ,
Изъ пѣны уходящаго потока
На сушу тихо выбралась Любовь
И растворилась въ воздухѣ до срока,
А срока было сорокъ сороковъ...

И чудаки еще такіе есть!
Вдыхаютъ полной грудью эту смѣсь,
И ни наградъ не ждутъ, ни наказанья,
И, думая, что дышатъ просто такъ,
Они внезапно попадаютъ въ тактъ
Такого же неровнаго дыханья.

Я поля влюбленнымъ постелю
Пусть поютъ во снѣ и наяву!..
Я дышу, и значитъ я люблю!
Я люблю, и значитъ я живу!

И много будетъ странствій и скитаній:
Страна Любви великая страна!
И съ рыцарей своихъ въ дни испытаній
Все строже станетъ спрашивать она,
Потребуетъ разлукъ и разстояній,
Лишитъ покоя, отдыха и сна...

Но вспять безумцевъ не поворотить,
Они уже согласны заплатить
Любую цѣну жизнью бы рискнули,
Чтобы не дать порвать, чтобъ сохранить
Волшебную невидимую нить,
Которую межъ ними протянули.

Я поля влюбленнымъ постелю—
Пусть поютъ во снѣ и наяву!..
Я дышу, и значитъ я люблю!
Я люблю, и значитъ я живу!

Но многихъ захлебнувшихся любовью
Не докричишься сколько ни зови,
Имъ счетъ ведутъ молва и пустословье,
Но этотъ счетъ замѣшенъ на крови.
А мы поставимъ свѣчи въ изголовьѣ
Погибшихъ отъ невиданной любви...

Ихъ голосамъ дано сливаться въ тактъ,
И душамъ ихъ дано бродить въ цвѣтахъ,
И вѣчностью дышать въ одно дыханье,
И встрѣтиться со вздохомъ на устахъ
На хрупкихъ переправахъ и мостахъ,
На узкихъ перекресткахъ мірозданья.

Свѣжій вѣтеръ избранныхъ пьянилъ,
Съ ногъ сбивалъ, изъ мертвыхъ воскрешалъ,
Потому что если не любилъ
Значитъ, и не жилъ, и не дышалъ!

Владиміръ Высоцкій является единственнымъ родившимся послѣ революціи русскимъ поэтомъ, который ис­поль­зо­валъ въ своихъ сти­хахъ и пѣсняхъ старый слогъ и риѳмы. «Онъ былъ чистаго слога слуга», какъ написалъ онъ о себѣ въ ав­то­біографической пѣснѣ «Прер­ванный полетъ». Онъ глубоко любилъ свою страну и языкъ, и подобно свѣ­то­чамъ русской литературы Аввакуму Петрову и Александру Пушкину, показалъ міру красоту и величіе русскаго язы­ка въ тотъ моментъ, когда онъ оказался въ тупикѣ.

Сіе случилось въ результатѣ орѳографической реформы совѣтскаго правительства: русскій языкъ сталъ ухудшаться съ теченіемъ вре­ме­ни, и, конечно, поэзія Владиміра Высоцкаго, какъ и поэзія любого другого русскаго поэта второй половины двадцатаго вѣка, пот­верж­да­етъ тотъ фактъ, что писать безъ ошибокъ въ современной русской «ор­ѳо­гра­фіи» невозможно въ рядѣ стиховъ и пѣсенъ этого ге­ніаль­на­го поэта можно обнаружить досадныя грамматическія и смысловыя ошибки, что имѣло мѣсто, напримѣръ, въ пѣсняхъ «Охота на кабановъ», «Что случилось въ Африкѣ» (гдѣ, кстати, попугай сѵмволизируетъ врага рода человѣческаго) и «Бѣлое без­мол­віе», въ «Пѣ­сен­кѣ о переселеніи душъ», или же въ упомянутыхъ балладахъ «Балладѣ о времени», «Балладѣ о ненависти», «Балладѣ о книжныхъ дѣ­тяхъ», а также стихахъ и пѣсняхъ «Корсарѣ», «Набатѣ», «Человѣкѣ за бортомъ», «Исторіи болѣзни», «Я изъ дѣла ушелъ», «Моей цыганской», «Позвольте, значитъ, доложить...», «Райскихъ яблокахъ»... И Порфирій Ивановъ, миръ ему, пре­ду­преж­далъ объ этомъ: он хорошо говорилъ на традиціонномъ русскомъ языкѣ, однако его дневники мѣс­та­ми трудны для по­ни­ма­нія 30).

Въ пѣснѣ «Исторія болѣзни» Владиміръ Высоцкій написалъ, что вся его исторія есть исторія болѣзни, и подобныя слова онъ написалъ обо всѣхъ живущихъ людяхъ. И поелику душа всего міра пѣла черезъ него, то можно провести параллель между его болѣзнію и бо­лѣз­нію міра, то есть въ его поэзіи не могло не быть ошибокъ. Но все же очень жаль, что у него не было возможности издать свои стихи и пѣсни, и онъ не подготовилъ ихъ къ публикаціи.

Въ представленныхъ текстахъ обнаруженныя ошибки исправлены, и я выражаю надежду, что въ ходѣ исправленія былъ бережно со­хра­ненъ духъ оригинальныхъ стиховъ и пѣсенъ, равно какъ и ихъ поэтическія достоинства. Болѣе того, многіе стихи и пѣсни Вла­ди­мі­ра Высоцкаго я представляю въ своей обработкѣ во исполненіе его словъ «если кто и влѣзъ ко мнѣ, такъ и тотъ татаринъ», ко­то­рыя онъ написалъ въ пѣснѣ «Мишка Шифманъ». Владиміръ Вы­соц­кій завершилъ свой путь, не закончивъ своей работы, что было предсказано имъ въ упомянутыхъ пѣсняхъ «Мнѣ судьба до послѣдней черты, до креста...» и «Прерванный полетъ», и я пред­став­ляю его стихи и пѣсни 31) (а так­же ис­пол­няв­шіе­ся имъ пѣсни другихъ авторовъ и стихи и пѣсни о немъ) въ томъ видѣ, какой они имѣ­ли бы, по моему мнѣнію, если бы орѳографія не была измѣнена.

Я вѣрю, что придетъ время, когда произведенія Владиміра Высоцкаго будутъ переведены на всѣ языки, и міръ всту­питъ во владѣніе по­лу­чен­нымъ наслѣдствомъ. Я представляю здѣсь переводы его стиховъ и пѣсенъ на англійскій языкъ, и многіе изъ нихъ являются ре­зуль­та­томъ совмѣстныхъ усилій, то есть они были сдѣланы другими пе­ре­вод­чи­ка­ми и объединены или обработаны мною 32). Въ про­цес­сѣ перевода былъ замѣченъ интересный фактъ: во мно­гихъ случаяхъ, когда оригинальный текстъ былъ измѣненъ, не­об­хо­ди­мымъ текс­томъ для перевода оказывался имен­но исходный.

Я также представляю переводы пѣсенъ, которыя были написаны другими авторами и исполнялись Владиміромъ Вы­соц­кимъ, и пе­ре­во­ды стиховъ и пѣсенъ о немъ. И я считаю, что исполнявшіеся Владиміромъ Высоцкимъ пѣсни дру­гихъ авторовъ очень важны, по­то­му что онѣ помогаютъ понять, что поэтъ хотѣлъ сказать намъ. Такъ, героями во­ров­ской пѣсни «Рано утромъ проснешься...» являются два лица, которыя даровали намъ свободу, воровскія пѣсни «Та­ко­ва ужъ воровская доля...» сія пѣсня написана Петромъ Гру­зин­скимъ и «Таганка» разсказываютъ о тѣхъ, кто страдаетъ за свои убѣжденія, написанная Давидомъ Самойловымъ «Солдатская пѣс­ня» рисуетъ живую картину вой­ны, морская пѣсня «Когда ярится океанъ...» и написанная Давидомъ Маркишемъ пѣсня «Міръ та­кой кро­мѣш­ный...» призываютъ насъ вѣрить въ Аллаха, слава Ему. И есть среди сихъ пѣсенъ двѣ пѣсни, которыя разсказываютъ о слабости женщины, оными пѣснями являются «Она сказала: „Не люблю...“» и «Она была во всемъ права...», ко­то­рая написана Ми­хаи­ломъ Анчаровымъ.

Вотъ пѣсня Давида Маркиша «Міръ такой кромѣшный...»:

Міръ такой кромѣшный,
Онъ и лѣтомъ, и зимою снѣжный.
Человѣкъ идетъ по міру,
Человѣкъ хорошій, грѣшный.
Кто твой Богъ, кто твой кумиръ, о человѣкъ?
Ты и самъ не знаешь,
И въ пути страдаешь,
Дорогой мой человѣкъ.

Слушай, мальчикъ Ваня,
Въ этой жизни всѣ цыгане.
Отцвѣтетъ онъ и увянетъ,
Или вновь цвѣткомъ онъ станетъ...
Можетъ, сына ты оставишь на землѣ,
Можетъ, такъ вернешься къ мраку...
Парой синихъ маковъ
Расцвѣтутъ глаза твои.

И вотъ еще одна пѣсня изъ тѣхъ, что были написаны другими авторами и исполнялись Владиміромъ Высоцкимъ пѣс­ня Ярослава Смѣ­ля­ко­ва «Если я заболѣю»:

Если я заболѣю, къ врачамъ обращаться не стану,
Обращусь я къ друзьямъ (не сочтите, что это въ бреду):
Постелите мнѣ степь, занавесьте мнѣ окна туманомъ,
Въ изголовьѣ повесьте упавшую съ неба звѣзду.

Я иду напроломъ, не слыву межъ людьми недотрогой.
Если жъ ранятъ меня въ справедливыхъ тяжелыхъ бояхъ
Забинтуйте мнѣ голову русской лѣсною дорогой,
И укройте меня одѣяломъ въ осеннихъ цвѣтахъ.

Порошковъ и таблетокъ, настоекъ и капель не надо,
Пусть въ стаканѣ моемъ золотые сіяютъ лучи.
Жаркимъ вѣтромъ пустынь, шумомъ волнъ, серебромъ водопада
Вотъ чѣмъ стоитъ, друзья, всѣ болѣзни и раны лѣчить.

Отъ морей и отъ горъ вѣетъ свѣжестью, вѣетъ просторомъ.
Какъ посмотришь на нихъ, такъ почувствуешь вѣчно живемъ.
Не больничнымъ отъ васъ я однажды уйду коридоромъ,
А уйду я сверкающимъ, сказочнымъ Млечнымъ путемъ...

Есть хорошее стихотвореніе о Владимірѣ Высоцкомъ, написанное неизвѣстнымъ авторомъ и называющееся «Погибъ поэтъ! не­воль­никъ чести...», и вотъ оное стихотвореніе:

Погибъ поэтъ! невольникъ чести...
Въ который разъ такой конецъ!
Давно и каждому извѣстно:
Талантъ въ Россіи не жилецъ.

Да, былъ талантъ, талантъ высокій,
Такъ оцѣнилъ двадцатый вѣкъ...
Былъ Божьимъ гласомъ нашъ Высоцкій
Поэтъ, пѣвецъ и человѣкъ.

Другое хорошее стихотвореніе о немъ это «Пророковъ нѣтъ въ отечествѣ моемъ...», его написалъ сынъ поэта Никита Высоцкій. А его другъ Игорь Кохановскій написалъ стихотвореніе «Жилъ артистъ, жилъ поэтъ, жилъ пѣвецъ среди насъ...» Вотъ это стихотвореніе:

Жилъ артистъ, жилъ поэтъ, жилъ пѣвецъ среди насъ,
Онъ игралъ, онъ писалъ, онъ намъ пѣлъ онъ угасъ,
Онъ угасъ, какъ свѣча на вѣтру,
Сонъ пришелъ онъ уснулъ поутру,
Сонъ пришелъ не къ добру
Онъ уснулъ навсегда въ этотъ разъ.

Жилъ артистъ, жилъ поэтъ, жилъ пѣвецъ шумно жилъ,
Онъ намъ пѣснь свою пѣлъ изо всѣхъ своихъ силъ,
И надрывно звучалъ его басъ,
И струна у гитары рвалась,
Не рвалась только связь
Между нами и нимъ, не рвалась.

Жилъ артистъ, жилъ поэтъ, жилъ пѣвецъ пѣсней жилъ,
Душу всю, сердце все въ эту пѣснь онъ вложилъ.
И ушла его пѣсня въ народъ,
Словно Якъ-истребитель на взлетъ,
И не смогъ гололедъ
Помѣшать ей, не смогъ гололедъ.

Жилъ артистъ, жилъ поэтъ, жилъ пѣвецъ нашихъ дней,
Не сумѣлъ онъ сдержать бѣгъ упрямыхъ коней,
Что его по землѣ такъ несли,
Какъ нести только кони могли
Нашей русской земли,
Удивительной русской земли.

Есть также написанное Игоремъ Гиркинымъ стихотвореніе «Назиданіе самому себѣ», которое гармонируетъ съ поэ­зі­ей Владиміра Вы­соц­ка­го...

Но какъ же тяжела была доля Владиміра Высоцкаго, да будетъ доволенъ имъ Аллахъ! Во время своей жизни онъ былъ един­ствен­нымъ русскимъ поэтомъ, точка зрѣнія котораго была религіозною. Его путь никогда не былъ лег­кимъ, и ни­кто не понималъ его до конца. Героическая жизнь поэта отражена въ его стихахъ и пѣсняхъ, и сіи суть «Ка­на­то­ходецъ», «О фатальныхъ датахъ и цифрахъ», упомянутые «Мой черный человѣкъ», «Упрямо я стремлюсь ко дну...», «Мнѣ судьба до послѣдней черты, до креста...», «Чайка», гдѣ онъ такъ ярко показалъ смертельную уста­лость че­ло­вѣ­ка, который боролся въ одиночку на протяженіи многихъ лѣтъ, и нѣкоторые дру­гіе.

Владиміръ Высоцкій былъ христіаниномъ, но онъ не былъ религіознымъ человѣкомъ въ обычномъ смыслѣ онаго сло­ва сей поэтъ былъ «послѣднимъ джентльменомъ удачи», какъ онъ назвалъ себя въ «Балладѣ о юнгѣ»; и я полагаю, что онъ согласился бы съ тѣмъ, что я сказалъ о его поэзіи. Исламъ воспѣвали великіе русскіе поэты и писатели Александръ Пушкинъ и Иванъ Бунинъ, Левъ Толстой и Ѳеодоръ Достоевскій, и Владиміръ Высоцкій продолжилъ эту традицію.

И можетъ быть въ упомянутой пѣснѣ «Тюменская нефть» поэтъ написалъ объ авторѣ этой публикаціи, который въ прошломъ былъ морякомъ. Вотъ тѣ слова, которыя я имѣю въ виду:

Морякъ, съ которымъ столько переругано,
Не помню ужъ, съ какого корабля,
Все перепуталъ и кричалъ испуганно:
«Земля! Глядите, братики, земля!»

Именно это я и попытался здѣсь сказать.

Акбаръ Мухаммадъ.

1)Созданіе нашего міра описано Владиміромъ Высоцкимъ въ пѣснѣ «Сначала было Слово печали и тоски...», а конецъ въ стихотвореніяхъ «Я вамъ разскажу про то, что будетъ...», гдѣ описаніе послѣднихъ дней полностью соотвѣтствуетъ тому, что говорится въ хадисахъ, и «Закручена жизнь, какъ жгуты изъ джута...»

2)Сія книга была завершена послѣ смерти Владиміра Высоцкаго его соавторомъ Леонидомъ Мончинскимъ.

3)На сегодняшній день единственною публикаціей, гдѣ ученіе Порфирія Иванова, миръ ему, разсматривается съ точки зрѣнія мусульманина, яв­ля­ет­ся публикація ав­то­ра «Сочиненія Порфирія Иванова».

4)Въ приложеніяхъ къ сей публикаціи приведены выдержки изъ стиховъ и пѣсенъ Владиміра Высоцкаго и близкія по смыслу слова Порфирія Ива­но­ва, миръ ему.

5)Хадисъ приводится у аль-Тирмизи.

6)Книга пророка Исаіи, глава 20, стихъ 3.

7)Книга Екклезіаста, глава 1, стихъ 6.

8)Еѵангеліе отъ Матѳея, глава 15, стихъ 13.

Сей стихъ, какъ и другіе библейскіе стихи въ этой публикаціи, цитируется по «Сѵнодальному переводу Ветхаго и Новаго Завѣта».

9)Въ Священномъ Коранѣ говорится о Святомъ Пророкѣ Мухаммадѣ, миръ ему: «Мы отправили тебя только въ качествѣ милости къ мірамъ.» (Сура «Пророки», аятъ 107.)

Сей аятъ, какъ и другіе аяты Священнаго Корана въ этой публикаціи, цитируется по «Смысловому переводу Священнаго Корана на русскій языкъ» Эльмира Куліева. Ав­торъ также посовѣтовалъ бы переводъ-толкованіе Абу Аделя и переводъ Гордія Саблукова первый изданный переводъ Свя­щен­на­го Корана, сдѣланный не­пос­ред­ствен­но съ арабскаго языка. Оный переводъ выполненъ на хорошемъ русскомъ языкѣ девятнадцатаго вѣка, однако въ нѣкоторыхъ мѣстахъ онъ неточенъ.

10)Хадисъ приводится у Муслима.

11)О Порфиріи Ивановѣ сказано черезъ пророка Исаію, миръ имъ обоимъ: «...Богомъ всей земли назовется онъ.» (Книга пророка Исаіи, глава 54, стихъ 5.) Авторъ ви­дитъ также другіе относящіеся къ нему стихи въ книгѣ пророка Исаіи, и среди нихъ стихъ 22 главы 8, стихъ 2 главы 9, стихи 7 и 10 главы 52, и стихи 1 5 главы 65.

12)Обликъ Порфирія Иванова, миръ ему, сходенъ съ обликомъ Того, Кто подобенъ Сыну человѣческому на представленной въ книгѣ Откровенія ал­ле­го­ри­чес­кой кар­ти­нѣ. (Откровеніе Іоанна, глава 1, стихи 12 15.)

13)Порфирій Ивановъ, миръ ему, написалъ объ этомъ въ стихотвореніи «Сказка».

14)Порфирій Ивановъ, миръ ему, послалъ Юрію Гагарину письмо, въ которомъ просилъ его разсказать людямъ, кого онъ видѣлъ въ космосѣ. Юрій Га­га­ринъ сдѣлалъ это только одинъ разъ, и послѣ этого ему было запрещено говорить объ ономъ фактѣ. Однако извѣстны слова Порфирія Иванова, миръ ему: «Только здѣсь, только на этой зем­лѣ все будетъ, а космосъ это пустое ведро.»

15)Откровеніе Іоанна, глава 4, стихъ 5, и глава 5, стихъ 6.

16)Откровеніе Іоанна, глава 1, стихи 12 15.

17)Откровеніе Іоанна, глава 4, стихи 6 8.

18)О Палестине написано много хорошихъ статей, и нѣкоторыя изъ нихъ это «Исраильско-Палестинское право на возвращеніе и Библія» Лабиба Коб­ти и «Азъ есмь Ис­раиль» Хашема Саида, опубликованныя на сайтѣ «Аль-Бушра», «Почему палестинцы никогда не должны признавать „право на су­щест­во­ва­ніе“ Исраиля» и «Нацисты на­ше­го времени», опубликованныя въ газетѣ «Палестинское время», «Библія образованіе Исраиля по­слѣд­нихъ дней мятежъ противъ Бога Библіи!» Абдулрахима Бай­ма­то­ва и «Сіонизмъ для простаковъ» Вильяма Джеймса Мартина, опуб­ли­ко­ван­ная въ газетѣ «Палестинская хроника».

19)Книга пророка Исаіи, глава 65, стихи 11 16.

20)Книга пророка Михея, глава 5, стихи 10 14, и глава 6, стихи 12 16.

21)Въ началѣ 2009 года.

22)Въ статьѣ «Чудесный россійскій мальчикъ», опубликованной на сайтѣ «Открытіе ислама», представлены фотографіи и видѣоматеріалы но­вост­ныхъ каналовъ.

Совѣтъ муфтіевъ Россіи направилъ въ Дагестанъ делегацію съ цѣлію собрать документальныя свидѣтельства и свидѣтельства очевидцевъ объ этомъ чу­дес­номъ явленіи. Въ оффиціальной статьѣ «Знаменія для всѣхъ» говорится: «Делегація Совѣта муфтіевъ Россіи собрала свидѣтельства о природѣ над­пи­сей на тѣлѣ ребенка изъ Киз­ляр­ска­го района. ... На основѣ проведенныхъ бесѣдъ, сопоставленія фактовъ и свидѣтельствъ о томъ, что со­пут­ство­ва­ло появленію надписей на тѣлѣ ребенка, делегація Со­вѣ­та муф­ті­евъ Россіи сдѣлала выводъ, что всѣ извѣстные на сегодняшній день признаки указываютъ на нерукотворность данныхъ надписей. ... На прессъ-конференціи глава де­ле­га­ціи Абдулъ-Вахедъ Ніязовъ и руководитель отдѣла по ра­бо­тѣ съ мѣст­ны­ми религіозными организаціями Духовнаго управленія мусульманъ европейской час­ти Россіи Арсланъ-хазратъ Сад­рі­евъ заявили журналистамъ, что разсматриваютъ данное явленіе, какъ знаменіе Всевышняго, обращенное къ мусульманамъ Дагестана, Россіи и вѣ­рую­щимъ все­го міра. ... Всѣ соб­ран­ныя въ ходѣ визита делегаціи Совѣта муфтіевъ Россіи документальныя фото- и видѣо-свидѣтельства о природѣ надписей на тѣлѣ ре­бен­ка, взятые ин­тервью и комментаріи духовныхъ и оффиціальныхъ лицъ, по оффиціальному запросу могутъ быть пре­до­став­ле­ны Ис­лам­скимъ культурнымъ центромъ Россіи россійскимъ и зарубежнымъ средствамъ массовой информаціи, религіознымъ и общественнымъ ор­га­ни­за­ці­ямъ.»

23)Въ Священномъ Коранѣ говорится о чудесахъ: «Мы покажемъ имъ Наши знаменія по свѣту и въ нихъ самихъ, пока имъ не станетъ ясно, что это (Коранъ) есть истина. Неужели не достаточно того, что твой Господь является Свидѣтелемъ всякой вещи?» (Сура «Разъяснены», аятъ 53.)

Давайте вспомнимъ о чудесахъ нашего времени: объ упомянутыхъ въ Священномъ Коранѣ научныхъ фактахъ, которые были обнаружены и пот­верж­де­ны учеными (од­нимъ изъ сайтовъ, разсказывающихъ о чудесахъ въ Священномъ Коранѣ, является упомянутый сайтъ «Открытіе ислама»), о чу­де­сахъ, которыя были показаны черезъ Порфирія Иванова, миръ ему (лучшая книга о его жизни, по мнѣнію автора, это «Учитель Ивановъ. Его до­ро­га», написанная Алексѣемъ Бронниковымъ), о появленіи имени Аллаха, слава Ему, на фруктахъ и овощахъ, на цвѣтахъ и горныхъ склонахъ, въ небѣ во время молитвы (на каналѣ «YouTube» есть хорошіе видѣо-ролики, такіе какъ «Чудеса ис­ла­ма. Часть 1», «Чудеса ислама. Часть 2», и многіе дру­гіе)... Въ міре много знаменій для тѣхъ, кто хочетъ знать истину.

24)Въ этомъ году вышла работа Абдулрахима Байматова «Божественное правосудіе исламъ въ Библіи 200 пророчествъ!», въ которой онъ, по мнѣнію автора, ясно по­ка­залъ на основѣ библейскихъ пророчествъ, что мы живемъ въ послѣдніе дни.

25)Откровеніе Іоанна, глава 8, стихи 10 и 11.

26)Сура «Паломничество», аяты 39 и 40.

27)Однимъ изъ сайтовъ, гдѣ освѣщается вопросъ преемственности власти послѣ Святаго Пророка Мухаммада, миръ ему, является сайтъ «Пре­ем­никъ Великаго Пророка (да будетъ миръ ему)».

28)Порфирій Ивановъ, миръ ему, написалъ о Махди во многихъ своихъ работахъ, но необходимо различать, гдѣ онъ написалъ о Махди и гдѣ о себѣ. Та­кимъ же образомъ, по мнѣнію автора, говорится о Махди въ книгѣ пророка Исаіи. Такъ, авторъ считаетъ, что стихи 13 и 15 главы 52, и стихи 1 и 4 12 главы 53 относятся какъ къ Іисусу Христу, миръ ему, такъ и къ Махди, а стихъ 14 главы 52, и стихи 2 и 3 главы 53 относятся только къ Махди.

29)Въ Священномъ Коранѣ говорится о постѣ: «О тѣ, которые увѣровали! Вамъ предписанъ постъ, подобно тому, какъ онъ былъ предписанъ вашимъ пред­шест­вен­ни­камъ, быть можетъ, вы устрашитесь. Поститься слѣдуетъ считанное количество дней. А если кто изъ васъ боленъ или находится въ пути, то пусть постится столько же дней въ другое время. А тѣмъ, которые способны поститься съ трудомъ, слѣдуетъ во искупленіе накормить бѣд­ня­ка. А если кто добровольно совершаетъ доброе дѣло, то тѣмъ лучше для него. Но вамъ лучше поститься, если бы вы только знали!» (Сура «Корова», аяты 183 и 184.)

30)О сегодняшнемъ состояніи русскаго языка хорошо написали Валентинъ Асмусъ въ работѣ «Краткое пособіе по старой орѳографіи русскаго языка», Александръ По­ло­вин­кинъ въ статьѣ «Смѣна языка для народа это катастрофа», и другіе авторы, чьи работы представлены въ «Сборникѣ статей о русскомъ національномъ пра­во­пи­са­ніи».

А какой же красивый традиціонный русскій языкъ... Вотъ лучшіе, по мнѣнію автора, словари для изучающихъ его: «Словарь Церковно-Сла­вян­ска­го и Русскаго языка», составленный Вторымъ Отдѣленіемъ Императорской Академіи Наукъ Томъ I, Томъ II, Томъ III и Томъ IV, «Словарь Рус­ска­го языка книжнаго и народнаго по древнимъ памятникамъ», составленный Измаиломъ Срезневскимъ Томъ I, Томъ II и Томъ III, и «Полный церковно-сла­вян­скій словарь», составленный Григоріемъ Дьяченко.

И у автора есть мысль, что Аллахъ, слава Ему, разговаривалъ съ нами черезъ Своего посланника тѣмъ способомъ, который соотвѣтствуетъ нашему образу жизни, и это яв­ля­ет­ся другимъ объясненіемъ того факта, что дневники Порфирія Иванова, миръ ему, мѣстами трудны для пониманія.

31)Часть представленныхъ стиховъ и пѣсенъ распечатана съ фонограммъ; нѣкоторые тексты взяты изъ Интернета, въ основномъ съ сайта «Вла­ди­міръ Высоцкій на разныхъ языкахъ». Остальные тексты взяты изъ книгъ «Владиміръ Высоцкій. Стихи и проза. Ашхабадъ, 1988 годъ», «Владиміръ Высоцкій. Сочиненія въ четырехъ томахъ. Санктъ-Петербургъ, 1993 годъ», «Владиміръ Высоцкій. Собраніе сочиненій въ пяти томахъ. Тула, 1993 годъ» и «Вла­ди­міръ Высоцкій. Собраніе сочиненій въ четырехъ то­махъ. Москва, 2009 годъ». Когда была возможность выбора, авторъ выбиралъ луч­шій, по его мнѣ­нію, варіантъ.

32)Оригинальные тексты объединенныхъ и обработанныхъ авторомъ переводовъ доступны на сайтѣ «Владиміръ Высоцкій на разныхъ языкахъ» въ раздѣлѣ «Владиміръ Вы­соц­кій на англійскомъ» и, въ рядѣ случаевъ, на сайтахъ переводчиковъ, что отражено въ комментаріяхъ.

Главная страница.